Культурное наследие Сибири Электронное
научное
издание
Карта сайта
Поиск по сайту

О журнале | Номера журнала | Правила оформления статей




2015, № 2

М.Н. Тихомирова

ВКЛАД ВИТАЛИЯ МЕРЗЛИКИНА В ИЗУЧЕНИЕ
ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ ТАТАР ЗАПАДНОЙ СИБИРИ
(по материалам этнографических архивов омских музеев)
 

В научных архивах Музея археологии и этнографии ОмГУ им. Ф.М. Достоевского (далее – МАЭ ОмГУ) и Музея народов Сибири Омского филиала Института археологии и этнографии Сибирского отделения РАН (далее – МНС ОФ ИАЭТ СО РАН) в материалах этнографических экспедиций хранятся сборы омского этнографа, выпускника кафедры этнографии и музееведения ОмГУ Виталия Валерьевича Мерзликина. Его научную жизнь можно разбить на два этапа: годы обучения на историческом факультете ОмГУ (1991–1996) и годы стажерства, обучения в аспирантуре, работа на кафедре этнографии и музееведения ОмГУ (1997–2005). Тематика его научных работ была посвящена исследованию различных аспектов духовной культуры, но специализировался он на изучении традиционного мировоззрения и погребально-поминального обряда разных групп татар Западной Сибири. Его становление как ученого совпало с периодом, когда омские археологи и этнографы начинали разработку проблемы этнографо-археологических социокультурных комплексов. Одним из направлений работ в рамках данной проблемы было изучение погребально-поминального обряда. Не удивительно, что дипломная работа В.В. Мерзликина была посвящена погребальному обряду и некрополям тобольских и тюменских татар. Научным руководителем В.В. Мерзликина был А.Г. Селезнев1.

Большая часть полевых материалов, собранных Виталием в годы студенчества и хранящихся в МАЭ ОмГУ в делах этнографических экспедиций 1992–1996 гг., – это описания кладбищ и погребальных комплексов. Нужно отметить, что инструментальная съемка кладбищ как метод фиксации полевого материала до начала этноархеологических работ омскими этнографами не применялась. В рамках интеграции археологических и этнографических знаний перед учеными встал вопрос о совмещении не только данных, но и методов двух наук. По воспоминаниям М.А. Корусенко, в 1993 г. на заседаниях научно-поисковой группы по изучению этнографо-археологических социокультурных комплексов ее участники обсуждали этот вопрос. В результате этой дискуссии, А.Г. Селезнев и М.А. Корусенко разработали методику фиксации объектов на действующих кладбищах и летом того же года апробировали ее на некрополях ряда населенных пунктов Омской и Тюменской областей: Карбаны, Инцисс, Юрт-Бергамак2. Судя по архивным документам, Виталий Мерзликин принимал непосредственное участие в инструментальной съемке ряда кладбищ: в д. Карбаны Ярковского района Тюменской области и д. Юрт-Бергамак Муромцевского района Омской области3. Он был одним из первых студентов, которые, наряду с молодыми омскими учеными-этнографами, осваивали и совершенствовали новую методику. После 1993 г. Виталий Мерзликин был в постоянном составе группы студентов-этнографов (руководил – М.А. Корусенко), которая занималась инструментальной съемкой других действующих кладбищ. Из архивным материалов следует, что он принимал участие в съемках некрополя в д. Берняжка Большереченского района в 1994 г., а в 1996 г. – в д. Черталы Муромцевского района Омской области4. Отметим, что Виталий собрал также любопытные сведения по другим сферам духовной культуры: о мифологических персонажах, праздниках, народных приметах, родильному обряду5.

В студенческие годы Виталий Мерзликин не только собирал полевой материал, но и активно вводил в научный оборот полученные им сведения6. В отличие от большинства студентов, специализирующихся по этнографии, он отличался глубиной познаний в изучаемых им темах и большой способностью к научной работе. После службы в армии, в декабре 1997 г. он был принят стажером-исследователем в Омский филиал Объединенного института истории, филологии и философии Сибирского отделения РАН. Тема кандидатской диссертации была выбрана так, что В.В. Мерзликин продолжил начатые в студенчестве исследования, расширив географические рамки работы. Свои полевые изыскания первой половины 2000-х гг. он проводил в северной части Омской области (Усть-Ишимский район) и Вагайском, Тобольском районах Тюменской области. В 2001 г. для стационарного исследования была выбрана д. Эбаргуль Усть-Ишимского района Омской област, а обзорные поездки были совершены в рядом расположенные деревни Ашеваны, Тюрметяки, Ильчебага. В 2003 г. было обследовано с. Большая Тебендя этого же района.

Из полевых материалов 2001 г. следует, что личные сборы В.В. Мерзликина были разносторонними: история населенного пункта и примечательные места в округе, в том числе астана святое место; описание различных типов построек (погреб, землянка) и их конструкций с чертежами и схемами; народные методы лечения от испуга, молитвы и, конечно, описание похорон и поминок, в которых Виталий принимал непосредственное участие7.

Этнографические экспедиции ОмГУ 2000 г., 2004–2005 гг. были маршрутными, поэтому исследованием были охвачены многие населенные пункты татар юга Тюменской области. В Вагайском районе это д. Абаул, с. Аксурка, деревни Аллагуловская, Баишево, Бегишево, села Бол. Карагай, Второвагайское, деревни Веселинская, Еланка, Елань Яр, Ишаир, Кобякская, Одинарская, Ренчики, в Тобольском районе деревни Байгара, Сабанаки, Старицкая, Шамша. Заметим, что экспедиции 2004–2005 гг., в силу ряда причин, были последними маршрутными экспедициями Омского государственного университета с выездом за пределы области.

Благодаря случайному стечению обстоятельств, большая часть полевых сборов этнографических экспедиций ОмГУ 2004–2005 гг., руководимых В.В. Мерзликиным (совместно с А.Г. Селезневым), оказалась в научном архиве МНС ОФ ИАЭТ СО РАН. Документы, уже после смерти Виталия, были переданы его матерью Л.В. Чуйко и другом А.В. Литвиновым заведующему сектором археологии Омского филиала ИАЭТ СО РАН С.Ф. Татаурову, а он, в свою очередь, отдал их в наш музей. В МАЭ ОмГУ при инвентаризации фондов была обнаружена еще одна папка с материалами этнографических экспедиций ОмГУ 2004–2005 гг., переданная Виталием в университетский музей.

В целом, материалы студенческих практик и экспедиций ОмГУ 2004–2005 гг. могут быть интересны исследователям как источник, позволяющий оценить эффективность предстоящего стационарного обследования населенных пунктов и кустов поселений татар Вагайского и частично Тобольского районов Тюменской области, дать представления о перспективах глубинного изучения определенных тем. Если говорить о значении экспедиций ОмГУ 2004–2005 гг., то, безусловно, проведенные работы способствовали полноте изучения сибирских татар. Были изучены группы татар на юге Тюменской области, а это важнейший регион проживания татар Западной Сибири, именно здесь происходили важнейшие события в этнической истории этого народа. Кроме того, в настоящее время – это регион с наиболее многочисленным татарским населением в целом по Сибири. Следовательно, любые результаты изучения татар юга Тюменской области, которые документально фиксируются в научных архивах, важны для истории. Добавим, что на территории Тюменской области этнографические экспедиции ОмГУ проводились в недостаточном объеме – всего было совершенно в эти места пять выездов8.

Рассмотрим подробнее материалы полевых экспедиций ОмГУ 2004–2005 гг. Они были сгруппированы тематически по папкам еще самим В.В. Мерзликиным. Порядковые номера пяти папкам, переданным в научный архив МНС ОФ ИАЭТ СО РАН, присвоили уже в музее; там же дали и названия архивным делам. В первом деле Виталий сосредоточил материалы, наиболее важные для его кандидатской диссертации – это сведения по похоронно-поминальному обряду, собранные в Вагайском и Тобольском районах Тюменской области. В деле хранятся глазомерный план кладбища д. Аллагуловская Вагайского района и описания некоторых могил этого кладбища, описания некрополей д. Старицкой Тобольского района (2004 г.) и Большой Карагай Вагайского района (2005 г.), материалы по погребально-поминальному обряду татар Тобольского района, собранные студентами9. В это же дело Виталий вложил материалы и других экспедиций: инструментальный план кладбища д. Устамак Тобольского района (2000 г.), на котором имеются рабочие пометки В.В. Мерзликина10, а также черновик инструментального плана кладбища д. Юрт-Бергамак Муромцевского района Омской област (1993 г.)11. Эти материалы В.В. Мерзликин успел обработать; на их основе он написал первую главу рукописи диссертации, которая планируется к публикации в 2015 году в журнале «Культурологические исследования в Сибири».

Во второй папке хранятся материалы по материальной культуре: описания некоторых орудий и утвари из дерева (станок для шелушения орехов, грабли, наличники, прялки, веретена), одежды (обувь, металлические украшения), постельного белья12. Среди всех материалов отметим краткое описание мечети д. Ренчики Вагайского района, к которому приложен чертеж объекта с указанием его с промеров13. В других научных архивах подобных описаний и чертежей сельских мечетей нам не встречалось. Студентами были сделаны подробные описания нескольких жилых и хозяйственных строений, также включенных в эту папку14. Здесь же хранятся материалы по народным праздникам (Курбан, Ураза, Цым) и играм, верованиям15.

В третьей папке сосредоточены материалы по духовной культуре. В целом, информация носит общий характер (перечень тем см. в Приложении). Наибольший интерес представляют студенческие отчеты по разным темам16. Как правило, итоговые отчеты создавались на основе информации, полученной разными собирателями и оформленных ими в письменный документ (так называемые «этнографические карточки», которые представляют собой документ с систематизированной по темам информацией, переносимой сборщиком из полевой описи). Отчеты пишутся не только на основе информации из этнографических карточек, но и опираясь на первое (и еще не «замутненное» какими-то концепциями) впечатление сборщика, поэтому они ценны и интересны. В четвертой папке хранятся полевые описи студентов и В.В. Мерзликина за 2004–2005 гг.; они могут представлять интерес для какого-либо глубинного изучения вопроса и уточнения деталей. Ценный иллюстративный материал (в основном, полевые фотографии) сосредоточен в пятом деле. Он дополняет полевые материалы визуальными образами – это фотография мечети в д. Ренчики, прялки и веретена, шестиугольный сруб (могила 33) на кладбище д. Аллагуловская, намогильные сооружения на кладбище с. Большой Карагай, трех астана  в с. Большой Карагай, деревнях Уба и Еланка Вагайского района Тюменской области.

Личные сборы В.В. Мерзликина 2004–2005 гг., наряду со студенческими сборами, сосредоточены в папке, которая попала в МАЭ ОмГУ. Перечень тем (см. в Приложении) показывает, насколько расширились интересы Виталия. Это вопросы исламизации сибирских тюрок, бытование народного ислама, народные праздники и др. Они могут быть интересны другим исследователям как дополнительные сведения по кругу вопросов, связанных с мировоззрением, народными знаниями, социальными и религиозными институтами татар. От себя добавлю, что меня заинтересовали в данной папке несколько карточек по праздникам Әмәль и Цым, отмечавшихся у жителей д. Еланка Вагайского района17. Эта информация позволяет добавить еще один населенный пункт на карту распространения данных праздников у татар Западной Сибири.

Мы рассмотрели вклад омского этнографа Виталия Мерзликина в изучение погребально-поминального обряда различных территориально-этнических групп татар Западной Сибири, а также разных аспектов исследования духовной культуры. Мы проанализировали материалы этнографических экспедиций, которые частично проливают свет на полевую деятельность В.В. Мерзликина. Как известно, работы по сбору материала в поле – это одна из важных форм деятельности этнографа. Виталий Мерзликин был хорошим сборщиком материала по своей теме, он собрал и обработал разносторонний материал, частично ввел его в научный оборот. Мы думаем, что его личные сборы, а также те, что были получены под его руководством студентами исторического факультета ОмГУ, еще будут полезны исследователям самых разных вопросов духовной и материальной культуры татар Западной Сибири.


Примечания

1 Выпускники. 1996 год // Кафедра этнологии, антропологии, археологии и музеологии [сайт]. URL: page.php?id=217 (дата обращения: 10.03.2015).

2 Корусенко М.А. Зиярат деревни Инцисс (Муромцевский район Омской области) // Этнографо-археологические комплексы: проблемы культуры и социума. Т. 1 : Культура тарских татар. –Новосибирск, 1996. – С. 117–148; Он же. Погребальный обряд тюркского населения низовьев р. Тара в XVII–XX вв.: опыт анализа структуры и содержания. – Новосибирск : Наука, 2003. – С. 18–19. – (Этнографо-археологические комплексы: проблемы культуры и социума; т. 7); Корусенко М.А., Селезнев А.Г., Мерзликин В.В. Погребальный комплекс у д. Юрт-Бергамак // Этнографо-археологические комплексы: проблемы культуры и социума. Т. 1 : Культура тарских татар. – Новосибирск, 1996. – С. 149‒183; Селезнев А.Г., Мерзликин В.В. Материалы по погребальной обрядности тюменских и тобольских татар // Этнографо-археологические комплексы: проблемы культуры и социума, 1999. – Т. 4. – С. 117–195.

3 МАЭ ОмГУ. Ф. I. Д. 84-8 : д. Юрт-Бергамак Муромцевского района Омской области, 1993 г. Л. 918, 921, 924, 926, 927, 929, 937.

4 МАЭ ОмГУ. Ф. I. Д. : д. Берняжка Большереченского района Омской области, 1994 г. К. 90-7. Л. 584–586, 765, 766, 892, 899, 906, 930, 944, 974; Д. 102-6. Л. 597–599, 613–616, 619–620, 627–628, 630–631, 634–635; Д. 102-7 : д. Черталы Муромцевского района Омской области, 1996 г. Л. 535–536, 542–543, 546–547, 550–553, 556–557.

5 МАЭ ОмГУ. Ф. I. Д. 80-1 : д. Тоболтуры Тобольского района Тюменской области, 1992 г. Л. 153, 158; Д. 86-4 : д. Карбаны Ярковского района Тюменской области, 1993 г. Л. 201, 202; Д. 90-4 : д. Берняжка Большереченского района Омской области, 1994 г. Л. 474, 839.

6 Мерзликин В.В., Селезнев А.Г. Материалы по погребальной обрядности тюменских и тобольских татар.

7 МАЭ ОмГУ. Ф. I. Д. 159-1 : д. Эбаргуль Усть-Ишимского района Омской области, 2001 г. Л. 109–114, 116–117, 119–122, 125–127, 129–130.

8 См. материалы этнографических экспедиций в Тюменскую область в следующих делах: МАЭ ОмГУ. Ф. I. Д. 11-1, 11-12. Вагайский район, 1985 г.; 60-1, 60-2, 60-3. Ялуторовский район, 1990 г.; 68‒1, 68‒2. Вагайский и Тюменский районы, 1991 г.; Д. 80-1, 80-2. Вагайский район, 1992 г.; 82‒1–82-3. Тобольский район, 1992 г.

Самая многочисленная экспедиция ОмГУ работала на юге Тюменской области в Вагайском районе в с. Большой Карагай и окрестных населенных пунктах в 1985 г. Она привезла самый большой объем информации и многочисленную коллекцию. Остальные экспедиции первой половины 1990-х гг. были уже не столь многочисленны по составу участников, объем собранных материалов более скромный.

9 МНС ОФ ИАЭ СО РАН. Ф. VII-3. Д. Т-1. Л. 1–3, 71–72 (с. Старицкое Тобольского района Тюменской области, 2004 г.); л. 228 (д. Аллагуловская Вагайского района Тюменской области, 2005 г.); л. 232–234 (с. Большой Карагай Вагайского района Тюменской области, 2005 г.).

10 План кладбища д. Устамак Тобольского района Тюменской области должен был храниться в МАЭ ОмГУ (Ф. I. Д. 137‒2), но находится в МНС ОФ ИАЭ СО РАН : Ф. VII-3. Д. Т-1. Л. 273 (д. Устамак Тобольского района Тюменской области, 2000 г.).

11 Полный план кладбища д. Юрт-Бергамак, составленный в 1993 г., хранится в МАЭ ОмГУ: Ф. I. Д. 84-8. Л. 1016. Его публикация: Корусенко М.А. Погребальный обряд тюркского населения... – С. 117.

12 МНС ОФ ИАЭ СО РАН. Ф. VII-3. Д. Т-2. Л. 3–4 (д. Ренчики Вагайского района Тюменской области, 2004 г.); Л. 11–12, 22–29 (с. Старицкое Тобольского района Тюменской области, 2004 г.).

13 МНС ОФ ИАЭ СО РАН. Ф. VII-3. Д. Т-2. Л. 1–2 (д. Ренчики Вагайского района Тюменской области, 2004 г.).

14 МНС ОФ ИАЭ СО РАН. Ф. VII-3. Д. Т-2. Л. 68–71, 72–76 (с. Старицкое Тобольского района Тюменской области, 2004 г.).

15 МНС ОФ ИАЭ СО РАН. Ф. VII-3. Д. Т-2. Л. 145 (д. Устамак Тобольского района Тюменской области, 2004 г.); л. 146 (с. Старицкое Тобольского района Тюменской области, 2004 г.); л. 147 (с. Большой Карагай Вагайского района Тюменской области, 2005 г.).

16 МНС ОФ ИАЭ СО РАН. Ф. VII-3. Д. Т-3. Л. 99–118 (Тобольский район Тюменской области, 2004 г.).

17 МАЭ ОмГУ. Ф. I. Д. б/н. Л. 36, 37 (д. Еланка Вагайского района Тюменской области, 2005 г.).

 

Приложение*

Научные архивы музеев
Музей народов Сибири Омского филиала ИАЭТ СО РАН
Фонд VII-3. Личные фонды исследователей, краеведов
Мерзликин Виталий Валерьевич
 

В делах Т-2 – Т-4. Место сбора: Вагайский и Тобольский районы Тюменской области.

Д. Т-1. Материалы экспедиций 1993, 2000, 20042005 гг. по изучению традиционной культуры татар Западной Сибири.

Темы: Похоронный обряд и кладбище (л. 1272); инструментальная съемка кладбища (л. 273274). Всего листов: 275.

В названии дел Т-2 по Т-5 указано: Материалы экспедиции 20042005 гг. по изучению традиционной культуры татар Западной Сибири.

Д. Т-2. Темы: Материальная культура (л. 1–75); хозяйство и природопользование (л. 76–101); религия / верования (л. 102–114); фольклор / легенды / предания (л. 115–136); игры / праздники (л. 137–157). Всего листов: 157.

Д. Т-3. Темы: Семья / воспитание (л. 1–16); свадебная обрядность (л. 17–36); родильная обрядность (л. 37–45); пища / народная медицина (л. 46–53); история населенных пунктов / этнический состав / разное (л. 54–69); опросные листы для изучения этнического самосознания татар Сибири (л. 70–98); студенческие отчеты (л. 99–118): о бытовом исламе, рыболовстве и охоте, погребальном обряде. Всего листов: 118.

Д. Т-4. 11 тетрадей (полевые описи студентов и В.В. Мерзликина) + 20 листов (распечатки статей и личные документы). В полевых описях информация по духовной и материальной культуре татар Западной Сибири.

Место сбора: Вагайский и Тобольский районы Тюменской области.

Д. Т-5. Темы: Фотографиипо духовной и материальной культуре татар Западной Сибири. Всего фотографий: 284.

Место сбора: Вагайский и Тобольский районы Тюменской области: д. Устамак (32 шт., № 1–32); с. Бегишево (Юрты Бегишевские) (5 шт., № 33–37); Юрты (?), возможно Юрты Бегишевские (10 шт., № 38–47); с. Второвагайское (26 шт., № 48–73), деревни Шамша (35 шт., № 74–108); Байгара (9 шт., № 109–117), с. Большой Карагай, деревни Аллагуловская, Еланка, Ренчики; Уба (официальное название не ясно, возможно населенный пункт находится в Омской области в Усть-Ишимском районе. – М.Т.), д. Старицкая (42 шт., № 118–159).

Неатрибутированных фотографий 77 шт. (№ 160–236); черно-белых неатрибутированных фото 48 шт. (№ 237–284).

 

Музей археологии и этнографии ОмГУ им. Ф. М. Достоевского

Дело б/н. (Вероятно дело будет помещено в фонд Личные архивы исследователей). Материалы экспедиций 20042005 гг. по изучению традиционной культуры татар Западной Сибири.

Темы: Астана (9 карточек; далее – карт.), верования (28 карт.), молитвы (2 карт.), названия населенных пунктов (2 карт.), термины (1 карт.), семейные предания (1 карт.), свадьба (5 карт.).

Место сбора: Тюменская область: Тобольский район (д. Епанчина) и Вагайский район (д. Абаул, с. Аксурка, деревни Аллагуловская, Баишево, с. Большой Карагай, деревни Веселинская, Еланка, Елань Яр, Ишаир, Кобякская, Одинарская, Ренчики).

Всего карточек: 48, листов: 62.



* В данном приложении описаны только те дела, материалы которых были собраны под руководством В.В. Мерзликина, или личные сборы исследователя. В настоящее время они мало известны. Одной из задач данной статьи было ознакомление научной общественности с этими материалами и первичная оценка их значимости. 

 

Иллюстрации

Фото 1. В.В. Мерзликин (сидит) с семьей информаторов Миргалиевых в д. Эбаргуль Усть-Ишимского района Омской области летом 2001 г.

 

 

 Назад к содержанию номера   >>>

   

 

© Сибирский филиал Института наследия. Омск, 2014-2018
Создание и сопровождение: Центр Интернет ИМИТ ОмГУ