Культурное наследие Сибири Электронное
научное
издание
Карта сайта
Поиск по сайту

Рейтинг@Mail.ru

О журнале | Номера журнала | Правила оформления статей




А.В. Рыков

ВЗАИМООТНОШЕНИЯ В КОЛХОЗНОМ ОБЩЕСТВЕ КАК ФАКТОР ВЫЖИВАНИЯ КРЕСТЬЯНСТВА АЛТАЙСКОГО КРАЯ
В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ


В годы Великой Отечественной войны в результате общего снижения уровня жизни колхозное крестьянство Алтайского края оказалось на грани существования и было вынуждено использовать различные способы выживания. В сложных условиях крестьянское общество сплотилось и даже отчасти вернулось к некоторым традициям общинной жизни, что способствовало выживанию в военные годы. Важнейшими чертами жизни стали взаимопомощь и взаимовыручка, которые позволяли преодолевать проблемы, которые один человек или одна семья не могли решить самостоятельно. Цель данной работы − рассмотреть на основе устных исторических интервью конкретные способы взаимодействия крестьян в колхозном обществе, показать их традиционный характер.

Прежде всего, следует отметить, что традиционная крестьянская культура в 1920−1930-е годы подвергалась большим изменениям. Основное влияние на культуру оказывал процесс раскрестьянивания. Например, В.А. Ильиных выделяет в этом контексте большие изменения, вылившиеся в борьбу с религиозными верованиями, а также насаждением новых обрядов взамен традиционных (комсомольские свадьбы, «красные» похороны и.т.д.)1. Но все эти изменения носили скорее поверхностный характер и не до конца ломали основы традиционной крестьянской культуры. В.А. Ильиных связывает это прежде всего с тем, что традиционная культура продолжала «существовать "в подполье"»2. Также он отмечает, что официальная советская культура еще не имела большой силы и влияния на селе, а ее инфраструктура «влачила в целом жалкое существование»3.

Относительно общины В.А. Ильиных отмечает, что «после формальной ликвидации общины в среде теперь уже колхозного крестьянства еще долго сохранялись общинные традиции, продолжавшие существовать в рамках колхозов»4. Среди них он особо выделяет сохранение различных форм взаимопомощи, «помогавшими сельским жителям выжить в самые трудные из предвоенных, военных и послевоенных лет»5.

Сходную позицию занимает и Т.К. Щеглова. По ее мнению, «советские социокультурные ценности ложились на традиционные ментальные установки»6 и, следовательно, «менталитет советского человека являлся преемником крестьянского менталитета», а колхоз в отдельных случаях стал сообществом, основанным на взаимосодружестве, опиравшимся на взаимопомощь, круговую поруку, традицию взаимопомощи и взаимоответственности всех его членов7. В результате, часть традиций общинной жизни сельского общества сохранялась и в раннеколхозный период жизни алтайской деревни.
В целом, можно выделить несколько основных видов полезных взаимоотношений в колхозном обществе в период войны: взаимовыгодное сотрудничество, взаимная помощь и милосердие.

Наиболее ярким примером взаимовыгодного сотрудничества в колхозном обществе в годы войны являлось общее использование вещей, которые имели большое значение для жизни всего села, но были только у некоторых крестьян. Например, к таким вещам относилась рушилка − небольшая ручная мельница. Она использовалась для обмолота относительно небольших объемов зерна. Владелец такой рушилки тоже получал свою выгоду в виде небольшого количества зерна за каждое ее использование. М.Н. Димитрова: «Вот даже у Старковых рушилка такая была. Но это уже не мука, а на кашу рушили пшеницу. Достанешь какую-то чашку-две и пойдешь рушить. Вот принесла я, допустим, кастрюльку − он с этой кастрюльки кружку брал. А шли − очередь тоже была. У него одна была эта рушилка. Вот все к нему и шли. Он уже не ходил, нигде не добывал, потому что у него и так было много»8.

Помимо этого можно выделить и несколько разновидностей взаимной помощи в колхозном обществе. К ним, в частности, можно отнести коллективное использование бань в годы войны. Нехватка дров вынуждала осуществлять топку бань сразу на несколько семей. Среди соседей существовала даже определенная очередность − кто когда должен был топить баню. Л.С. Димитров: «Топили по две, по три семьи. Вместе топили. Вы сходили, потом мы пошли»9. М.Н. Димитрова: «Моя очередь − я топлю сегодня, а три двора моемся»10.

Также к этому же виду взаимовыгодных отношений следует отнести и обязанности по поддержанию огня. Это было связано с элементарной нехваткой спичек. В одном из нескольких дворов обязательно поддерживали огонь, чтобы соседи от него могли взять уголек или кусок кизяка и затопить у себя печь. М.Н. Порваткина: «Огонь вот так [получали]. Вот нас несколько дворов. Нынешний день мене огонь сохранять. Вот я его поддерживаю: кизяки вот эти… они у меня горят. Вечером приходят у нас с работы. Каждый приходит: кто с сухой травкой, кто с чем, и вот этот кизячок берут, раздувают, несут домой и там разжигали вот так огонь. Огонь один двор всегда содержал этот огонь»11.

Обычной практикой в колхозной деревне того времени была соседская помощь по присмотру за детьми. Массовый уход на фронт мужчин и привлечение к сельскохозяйственным работам женщин и подростков привели к тому, что маленькие дети оставались дома без надзора. Если в семье имелись старики, то дети оставались с ними, но часто приходилось обращаться за помощью к соседям. Н.П. Маслов: «…С 12 лет уже ходили работать на огород, а вот кто оставались меньше – под ответственность. Ну, и мать старалась, или кто старше старался домой прибежать и поглядеть что. А то они были на произволе. Или старики, или старушенки какие наблюдали. Своих глядит, да и соседских еще. Как-то люди дружно жили да друг другу помогали. Ты моих посмотри, а я твоих»12.

Еще одним видом взаимоотношений в колхозном обществе в годы войны было милосердие. По воспоминаниям респондентов, в войну получило большое распространение попрошайничество. Им занимались в основном дети из многодетных семей. В условиях массовой мобилизации на фронт мужчин женщины не могли обеспечить семью с большим количеством детей. Также следует отметить, что в непростых условиях военного тыла крестьяне старались помочь тем, кто оказался в еще более сложном положении. Н.Ф. Грачева: «[Тяжело жили]. Вот были такие у нас Павловы. Они ушли на Рубцовку, но это в войну. У их семеро детей, отца забрали. Он был счетоводом у нас, а жена не умела даже выращивать вот картошку. Ну, надо ж это... Не могла она этого делать, и вот они ходили побиралися. А ведь это побираться – в месяц раз прошел, а они каждый день ходят. Ну, кто будет. Кто подаст, а кто не подаст, и она ушла. У город ушла, у Рубцовку, и спасла всех детей – Господь помог. И шла по деревням, побиралася и спасла детей всех»13.

Итак, рассмотренные примеры взаимоотношений в колхозном обществе показывают, что сплочение крестьян перед лицом войны и вынужденный возврат к отдельным элементам общинных норм способствовали выживанию в условиях Великой Отечественной войны.

 

Примечания

1 Ильиных В.А. Раскрестьянивание сибирской деревни в советский период: основные тенденции и этапы // Российская история. – 2012. – № 1. – С. 133.
2 Ильиных В.А. Тенденции и этапы процесса раскрестьянивания в Сибири в советский период (к постановке вопроса) // Гуманитарные науки в Сибири. – 1998. – № 2. – С. 47.
3 Там же. – С. 47.
4 Там же. – С. 46.
5 Там же.
6 Щеглова Т.К. Деревня и крестьянство Алтайского края в XX веке. Устная история : монография. – Барнаул : БГПУ, 2008. – С. 303.
7 Там же.
8 Архив ЦУИиЭ ЛИК АлтГПУ. Материалы ИЭЭ 2014. Романовский район, с. Гуселетово, Димитрова Марфа Николаевна, 1933 г.р.
9 Архив ЦУИиЭ ЛИК АлтГПУ. Материалы ИЭЭ 2014. Романовский район, с. Гуселетово, Димитров Леонид Степанович, 1930 г.р.
10 Архив ЦУИиЭ ЛИК АлтГПУ. Материалы ИЭЭ 2014. Романовский район, с. Гуселетово, Димитрова Марфа Николаевна, 1933 г.р.
11 Архив ЦУИиЭ ЛИК АлтГПУ. Материалы ИЭЭ 2013. Егорьевский район, с. Новоегорьевское, Порваткина Мария Николаевна, 1928 г.р.
12 Архив ЦУИиЭ ЛИК АлтГПУ. Материалы ИЭЭ 2012. Панкрушихинский район, с. Кривое, Маслов Нифантий Петрович, 1932 г.р.
13 Н.Ф. Грачева (1930 г.р.) // Алтайская деревня в рассказах ее жителей / под. науч. ред. Т.К. Щегловой, Л.М. Дмитриевой; под. ред. Л.А. Вигандт. − Барнаул : Алт. дом печати, 2012. С. 116117.

 

Список сокращений

ЦУИиЭ ЛИК АлтГПУ – Центр устной истории и этнографии Лаборатории исторического краеведения Алтайского государственного педагогического университета

ИЭЭ – историко-этнографическая экспедиция

 

 



© Сибирский филиал Института наследия. Омск, 2014–2016
Создание и сопровождение: Центр Интернет ИМИТ ОмГУ