Культурное наследие Сибири Электронное
научное
издание
Карта сайта
Поиск по сайту

Рейтинг@Mail.ru

О журнале | Номера журнала | Правила оформления статей




Д.А. Алисов

СОВЕТСКИЙ НАДВОДНЫЙ ФЛОТ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ: НЕКОТОРЫЕ СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИОГРАФИИ

 

Проблема боевых потерь в годы Второй мировой войны в последнее десятилетие стала одной из наиболее актуальных тем отечественной историографии. В последние годы появились и первые обобщающие работы в которых анализируются потери советского надводного флота в годы Великой Отечественной войны1.

Однако массовая публикация мемуаров бывших фашистских военачальников (Руге, Маршаля и др.)2 книг В. Суворова (В.Б. Резуна) по данной теме, и отчасти беллетристических произведений И. Бунича («Балтийская трагедия»), рассчитанных на массового читателя3, вызывают настоятельную потребность провести более тщательный анализ потерь боевой техники в годы войны Великой Отечественной войны (1941–1945 гг.).

Целью данной статьи является анализ боевых потерь эскадренных миноносцев (ЭМ, включая лидеры), как в целом, так и по отдельным флотам. Объект исследования выбран не случайно: эскадренные миноносцы наиболее активно использовались (из числа наиболее крупных боевых кораблей) как в наступательных, так и оборонительных действиях на всех флотах.

Советский военно-морской флот вступил в войну ранним утром 22 июня 1941 г. имея в своем составе 53 эскадренных миноносца и лидера различных типов. По флотам они распределялись следующим образом: Балтийский флот – 21 (или 40% от общей численности), Черноморский – 15 (28%), Северный – 8 (15%), Тихоокеанский – 9 (17%). В составе флота преобладали новые корабли проекта 7 (типа «Гневный») – 21 и эскадренные миноносцы улучшенного проекта 7-у (типа «Сторожевой») – 8 единиц, построенные главным образом за годы второй и третьей пятилеток4.

Все 7 лидеров были новой постройки. Три лидера типа «Ленинград» (проект 1) вступили в строй советского ВМФ в 1936–1938 гг., Еще три (проект 38) представляли улучшенную II серию того же типа и были приняты флотом в 1939–1940 гг. Седьмой лидер («Ташкент») был построен в Италии (на заводе Ливорно, «Одеро-Терни-Орлаедо») по заказу СССР. Приемный акт был подписан 18 апреля 1939 г. Вооружение устанавливалось в Николаеве. Временные одноорудийные 130-мм палубные установки накануне войны успели заменить на три двухорудийные (130-мм) штатные башни Б-2ЛМ5.

Значительный удельный вес в составе флотов (17 эскадренных миноносцев, или 32%) составляли корабли типа «Новик», построенные накануне или в годы первой мировой войны, которые хотя заметно устарели, но по-прежнему представляли ценные боевые единицы, что вполне определенно проявилось во время боевых действий в ходе второй мировой войны.

Таким образом, советский военно-морской флот почти на 2/3 (68%) был оснащен современными лидерами и эсминцами, что вполне отвечает даже современным критериям обновления боевой техники.

Эскадренный миноносец проекта 7 «Бойкий».В годы войны советский военно-морской флот получил заметное пополнение в кораблях, как из числа вновь построенных на отечественных заводах, так и полученных от союзников в счет будущих репараций и трофейных (всего 31 эскадренный миноносец). За это время было достроено и введено в строй 18 эсминцев. В том числе: проекта 7–7 (все на Дальнем Востоке), проекта 7-у – 10 (6 – на Балтике и 4 на Черном море) и проекта 30 (типа «Огневой») – 1 (на Черном море). Кроме того, в годы Великой Отечественной войны был условно введен в строй 11.09.1941 г. эм «Опытный» (проекта 45) с установкой на нем трех 130-мм артустановок Б-13, который ввиду несовершенства и неотработанности экспериментальной энергетической установки использовался в качестве несамоходной плавучей батареи. После прорыва блокады Ленинграда в 1944 г. он был законсервирован6.

Таким образом, советская судостроительная промышленность в сложных условиях войны обеспечила более половины (58%) пополнений эсминцев. Кроме того, аварийно спасательной службой Балтийского флота был поднят и введен вновь в строй в годы войны потопленный немецкой авиацией лидер «Минск» (1944 г.). Другой корабл–- эм «Стерегущий», поднятый в 1944 г. был введен в строй уже после войны (1948 г.)7.

Эскадренный миноносец проекта 7у «Свирепый».Северный флот получил в счет будущего раздела итальянского флота от Великобритании 9 эсминцев американской постройки времен первой мировой войны (29% от общего числа эсминцев вошедших в состав флота в годы войны), а Черноморский 4 (13%) трофейных румынских эсминца итальянской постройки (2 времен – I мировой войны, 2 – конца 1920-х гг.). Таким образом, в боевых действиях в составе советского военно-морского флота приняло участие 85 эсминцев различных типов.

Активное использование лидеров и эскадренных миноносцев в ходе войны привело к их значительным потерям. Всего погибло 34 боевых корабля (включая лидер «Минск» и эм «Стерегущий», впоследствии поднятые и введенные в состав флота). Соотношение потерь по годам выглядит следующим образом: 1941 г. – 21 (61%), 1942 г. – 9 (26%), 1943 г. – 3 (9%), 1944 г. – потерь нет, 1945 г. – 1 (3%)8. Таким образом, вполне очевидно, что надводный флот, как и советская армия, понес наиболее чувствительные потери в первые годы войны.

 Наибольшие потери в эскадренных миноносцах понесли Балтийский – 17 (63%) от числа принявших участие в войне) и Черноморский – 14 (58%) флоты. Северный флот потерял 3 эсминца (15%). Тихоокеанский флот потерь не имел. Высокий удельный вес потерь эскадренных миноносцев на Балтийском и Черноморском флотах объясняется как особенностями этих морских театров, так и положением на сухопутном фронте. На Балтийском и Черном морях эсминцы вынуждены были самым тесным образом взаимодействовать с сухопутной армией и в результате этого длительное время находится в мелководных районах благоприятных для минных постановок (чем не преминул воспользоваться противник) в зонах господства вражеской авиации.

Все потери в эскадренных миноносцах Балтийского флота приходятся на первый год войны. В 1942–1944 гг. несмотря на неоднократные попытки немецко-фашисткой авиации уничтожить боевые корабли, в том числе и эскадренные миноносцы, которые играли значительную роль как при обороне Ленинграда, так и позднее в артиллерийской поддержке наступательных операций, несмотря на полученные повреждения ни один эсминец не был потерян. Так, весной 1942 г. немецко-фашистким командованием была разработана и проведена операция «Айсштос» («Ледовый удар»), специально нацеленная на уничтожение надводных кораблей Балтийского флота, все еще скованных льдами. Несмотря на отсутствие возможности маневра, ни один корабль не был потоплен9.

Наибольшие единовременные потери в эскадренных миноносцах Балтийский флот понес во время «Таллиннского перехода», когда за один день 28 августа 1941 г. на минах погибло 5 («Скорый», «Я. Свердлов», «Калинин», «Володарский», «Артем») из 12 эсминцев принимавших участие в прорыве флота из Таллинна в Кронштадт10.

Черноморский флот наиболее тяжелые потери в эскадренных миноносцах понес 06.10.1943 г., когда немецко-фашисткой авиацией были потоплены лидер «Харьков» и 2 эсминца («Беспощадный» и «Способный»), которые после проведения операции по обстрелу берегов Крыма начали отходить к своим базам на Кавказе11.

Эскадренный миноносец типа «Новик» «Фрунзе». Анализ потерь эсминцев в зависимости от воздействия различных родов сил и оружия выявил следующую картину. Наибольшие потери эскадренные миноносцы понесли от мин – 16 (52% от численности боевых потерь) и авиации – 14 (45%). Всего один эсминец за всю войну был потоплен вражеской подводной лодкой. Эскадренный миноносец «Деятельный» (Северный флот) был торпедирован немецкой подводной лодкой U-286 16.01.1945 г. и стал последним кораблем этого класса, погибшим в Великой Отечественной войне. Таким образом, потери от этого вида оружия составили всего 3%12 .

Балтийский флот потерял 71% эсминцев на минах (12 кораблей) и 24% (4 ЭМ) во время налетов вражеской авиации. Черноморский флот – 29% (всего 4 корабля, включая ЭМ «Дзержинский», который подорвался под Севастополем своем минном поле и ЭМ «Смышленый», который подорвался на своем минном поле у м. Железный Рог при возвращении из Керчи в Новороссийск), и 71% (9 ЭМ) соответственно. ЭСМИНЕЦ Северного флота «Стремительный» был потоплен авиацией противника в Полярном. Подобные различия объясняются, главным образом, особенностями театров боевых действий.

К числу не боевых потерь относится 3 корабля. Эскадренный миноносец Балтийского флота «Ленин» был взорван своим экипажем 23.06.1941 г. в Лиепаи, где находился с целью ремонта и не имел возможности уйти своим ходом. «Сокрушительный» (Северный флот) во время сопровождения конвоя попал в сильный шторм, потерпел аварию в центральной части Баренцева моря и позднее затонул (20.11.1942 г.). «Шаумян» (Черноморский флот) в результате навигационной ошибки сел на камни и был добит штормом и немецкой авиацией в апреле 1942 г.13

Лидер эскадренных миноносцев «Харьков».Боевые потери скорее зависели не от типа и проекта эсминца, а от общей обстановки на театре военных действий и вида боевого использования. Из 17 «Новиков» погибло 10. В том числе от мин – 6, авиации – 3, 1 – взорван экипажем. Из 28 «семерок» погибло 10: на минах – 4, потоплено авиацией противника – 5, 1 – погиб от аварии. Из 18 «улучшенных семерок» погибло 9 (от мин – 5, от авиации – 4). Опыт войны показал, что не было сколько-нибудь заметной разницы в «боевой устойчивости» проектов 7 и 7у. Поэтому, представляется неоправданным обвинение большой группы судостроителей «во вредительстве» и срочное изменение проекта в 1937 г. Изменение проекта и перезаклада по нему уже готовых корпусов привели к неоправданной задержке темпов строительства и ввода боевых кораблей накануне войны. Ущерб от сворачивания серийной постройки эсминцев по проекту 7 составил 23,86 млн руб., что равнялось стоимости одного готового корабля14.

Пожалуй, некоторое исключение из подобных выводов представляют лидеры эскадренных миноносцев. В годы войны было потоплено 4 лидера эскадренных миноносцев. Три из них («Минск», «Ташкент» и «Харьков») были потоплены авиацией противника (75% от общей численности потопленных лидеров) и только один – «Москва» – погиб на минах (25%). Хотя в исследовательской литературе выдвигались и другие версии гибели последнего – от торпеды подводной лодки. Одна из версий предполагает, что он по ошибке был торпедирован своей подводной лодкой Щ-20615. Видимо, более крупные боевые корабли вызывали большее внимание со стороны вражеской авиации, что и объясняет подобное соотношение потерь.

Большинство эсминцев погибло при решении оборонительных задач в море – 55% (без учета не боевых потерь). Потери лидеров и эскадренных миноносцев при решении других боевых задач составили: при действиях на коммуникациях противника – 20%, в своих портах и базах – 22%, при действиях против берега – 3%16. Обращает на себя внимание высокий удельный вес потерь эсминцев во время их пребывания в своих портах и базах, что объясняется господством немецко-фашисткой авиации в первые годы войны и слабостью противовоздушной обороны советских баз и портов. Так, 20.07. 1941 г. был атакован авиацией противника и потоплен во время стоянки в Полярном эскадренный миноносец «Стремительный». В сентябрьских налетах 1941 г. на Кронштадт были потоплены «Минск» и «Стерегущий», поврежден и больше не вводился в строй «Грозящий». 02.07.1942 г. в Новороссийске были потоплены лидер «Ташкент» и эскадренный миноносец «Бдительный».

Лидер эскадренных миноносцев «Ташкент».Эффективность действий советского надводного флота в годы Великой Отечественной войны, в том числе и эскадренных миноносцев, в последние годы подвергается необоснованным сомнениям во многих «околонаучных» трудах (В. Суворов, И. Бунич, Б. Шапталов) и мемуарной литературе фашистких флотоводцев Ф. Руге, В. Маршаль), издаваемой массовыми тиражами и оказывающей негативное воздействие на массовое историческое сознание. В качестве основных аргументов в подобной «литературе» используются два основных, построенных главным образом, на «умолчании» и на «половинчатости» анализа реальных событий Второй мировой войны. Первый заключается в попытке доказать, что советский надводный флот не имел достойного противника, т.к. немецко-фашисткий надводный (и подводный) флот не принимал активного участия в войне на Балтийском и Черном морях и располагал весьма ограниченным числом надводных кораблей основных классов. Второй заключается в попытке доказать, что относительно большие потери советского надводного флота, в том числе и в эскадренных миноносцах, были понесены напрасно, т.е. без нанесения соответствующего ущерба противнику.

Оба эти тезиса являются большой ложью. Первый аргумент искусственно «сужает» проблемное поле анализа боевой эффективности использования надводного флота до боевых действий «на воде» по принципу «корабль против корабля». Подобный «подход» чреват серьезными издержками даже при попытке анализа действий флота в годы первой мировой войны, не говоря уже о второй, когда стратегические цели войны достигались в результате тесного взаимодействия основных родов вооруженных сил (сухопутные силы – авиация – флот). Более того, хорошо известно, что основным полем битвы между СССР и фашисткой Германией была суша, а не море. Поэтому эффективность действий надводного флота, в том числе и эсминцев, следует оценивать не только «по воде», но и «по суше».

В этом отношении советский надводный флот показал весьма высокую боевую эффективность. Об этом говорят длительные сроки обороны приморских городов – Одессы (73 дня), Севастополя (250 дней), Таллина (24 дня), п-ва Ханко (5,5 месяцев), Ленинграда (900 дней), борьба за Керченский полуостров в 1942 г. и т.п. в конечном итоге, «пробуксовывание» северного и южного флангов вермахта (упиравшихся в Балтийское и Черное моря) привело к срыву сроков наступления на Москву (немцы вынуждены были отвлекать значительную часть сил группы армий Центр для решения проблем, возникающих на северном и южном флангах сухопутного фронта), а значит, и всего стратегического плана войны. Столь длительная оборона приморских городов была возможна только благодаря обеспечению морских коммуникаций надводным флотом и мощной артиллерийской поддержке приморских флангов советской армии, которые осуществлялись в значительной степени в результате боевой деятельности эскадренных миноносцев.

Так, например, эсминцы Черноморского флота в течении первой половины 1942 г. совершили 79 переходов из портов Кавказского побережья в осажденный Севастополь и доставили около 70 тыс. бойцов и около 15 тыс. тонн грузов. В огневом содействии обороне Севастополя непосредственно принимали участие 15 эскадренных миноносцев (из 31 корабля). Балтийские эсминцы так же постоянно артогнем помогали сухопутным войскам и поддерживали приморский фланг. Так, только с 14 по 21 января 1944 г. эсминцы, поддерживая наступление под Ленинградом, провели 55 стрельб, израсходовав 1980 снарядов. Эсминцы Северного флота только в 1941 г. для стрельб по вражеским береговым целям израсходовали 4936 снарядов калибра 102–130 мм17.

О высокой боевой эффективности использования эскадренных миноносцев в годы Великой Отечественной войны, кроме всего прочего, свидетельствуют и судьбы отдельных кораблей. Так, эсминец «Сообразительный» (Черноморский флот) провел в море за годы войны без среднего или капитального ремонта более 3500 ходовых часов, пройдя более 60 тыс. миль. Провел 33 конвоя (59 транспортных судов), осуществил 56 стрельб по берегу выпустив 2700 снарядов 130-мм калибра), перевез 14 230 человек, около 1000 тонн грузов, отразил 126 авиационных налетов, при этом сбил 5 самолетов противника. Гвардейский эсминец Северного флота «Гремящий» прошел в боевых походах 59850 миль без капитального ремонта, участвовал в охранении 63 конвоев (в том числе 39 союзных), предположительно потопил германскую подводную лодку U-585, провел 11 стрельб по берегу и 120 боев с самолетами, сбив 14 и повредив 23 из них18.

До своей гибели в 1942 г. лидер «Ташкент» успел пройти 27 тыс. миль, отконвоировать 17 транспортов с войсками и грузами для фронта. На самом лидере было перевезено 19300 чел. (воинские подкрепления осажденным приморским городам, раненные, гражданское население, перевезти 2538 тонн боеприпасов, продовольствия, медикаментов и других грузов, провести ровно 100 боевых стрельб только главным калибром. Уничтожил и подавил 6 неприятельских батарей, вывел из строя аэродром, потопил торпедный катер противника, сбил и повредил 13 самолетов. На лидере было перевезено 19300 чел. (воинские подкрепления осажденным приморским городам, раненные, гражданское население), 2538 тонн боеприпасов, продовольствия, медикаментов и других грузов19.

Эсминцы типа «Новик», несмотря на свой почтенный возраст, также внесли достойный вклад в разгром фашистских захватчиков. Эсминец Северного флота «Урицкий» за годы Великой Отечественной войны прошел 67 тыс. миль, выполнил 112 боевых операций, в том числе 81 конвойную (отконвоировал 370 транспортов), отразил 67 атак авиации противника, при этом огнем корабельной артиллерии сбито 3 самолета. Отразил 44 атаки подводных лодок, повредив 3 из них. «Куйбышев» за годы войны прошел 44 тыс. миль, отконвоировал без потерь 240 транспортов, выполнил 87 различных задач командования, отразил 76 атак вражеской авиации и сбил 2 самолета. За время войны «Незаможник» прошел 45856 миль (за 3779 ходовых часов). Корабль выполнил 120 боевых заданий, потопил танкер противника, отразил свыше 60 атак вражеской авиации, при этом сбил 3 самолета, подавил и уничтожил 5 полевых, 2 береговых и 4 минометных фашистских батареи, уничтожил много живой силы и техники противника. Отконвоировал в доки 6 военных кораблей и свыше двух десятков транспортов. Неоднократно перебрасывал войска, оружие, боеприпасы, эвакуировал раненых и население 20.

Несмотря на значительные потери в ходе войны общее число эсминцев на 1 июля 1945 г. согласно доклада наркома ВМФ председателю ГКО составило 53 единицы (в том числе 5 лидеров и 48 эсминцев), т.е. столько же сколько флот имел на 22.06.1941 г. Таким образом, согласно этому докладу военные потери были полностью компенсированы. Однако, следует заметить, что приведенные статистические данные, хотя и были точны они не в полной мере отражали реальное состояние флота. Так, эскадренный миноносец КБФ "Грозящий", получивший сильные повреждения в сентябре 1941 г. и поставленный в связи с эти в ремонт в последствии не был отремонтирован и в 1953 г. был разрезан на метал. Правда, эта потеря была компенсирована подъемом и восстановлением «Стерегущего», который вошел в строй в 1948 г. Еще ранее, в 1944 г. был поставлен на консервацию "Опытный", который после войны так и не был включен в состав флота в виду конструктивных недостатков энергетической установки.

За время Второй мировой войны произошло заметное перераспределение эсминцев между театрами военных действий. Удельный вес эсминцев от общего числа заметно сократился на Балтике с 42 до 22% и Черном море с 32 до 20%. В то же время, на Северном флоте увеличился с 15 до 33%, а на Тихом океане с 11 до 25%. Таким образом, уже в годы II мировой войны были осознаны реальные потребности и преимущества открытых военных театров (Северный и Тихоокеанский флоты), над закрытыми (Балтийский и Черноморский флоты) и произошло изменение состава сил.

 Несмотря на значительные потери старых эсминцев типа «Новик» и пополнение надводного флота эсминцами новых проектов (10 типа 7, 7 проекта 7у и 1 проекта 30), корабельный состав сколько-нибудь существенно обновить не удалось. Корабли относительно новых проектов составляли всего 64%, т.е. их было меньше чем до войны. Это объясняется тем, что в 1941–1945 гг. в состав флота вошло значительное число кораблей более ранней постройки: 9 американских эсминцев постройки времен I мировой войны (один погиб в январе 1945 г.) и 4 румынских эсминца итальянской постройки. Флот не только не обновился, но даже напротив заметно постарел. Однако следует заметить, что уже осенью 1945 г. были возвращены Румынии два трофейных эсминца «Легкий» («Marasesti») и «Ловкий» («Marasti»), которые входили в состав Черноморского флота с 14.09.1944 г. Американские восемь эсминцев были возвращены Великобритании в 1949–1952 гг. Последние два румынских эсминца «Летучий» и «Ловкий» были возвращены Румынии летом 1951 г. Вместо этих кораблей советский флот получил по репарациям в послевоенные годы 10 немецких, 5 итальянских и 7 японских (без оружия) эсминцев и миноносцев.

Таким образом, несмотря на значительные боевые потери советский надводный флот внес значительный вклад в победу и выполнил свой долг до конца. Действия флота, в том числе и эскадренных миноносцев оказали существенное влияние на ход и исход боев на приморских флангах советско-германского фронта. Поэтому вряд ли можно говорить о «нулевой эффективности» советского надводного флота в войне.


Примечания

Сталбо К. Цена нашей победы. Анализ потерь Советского ВМФ в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. // Морской сборник. – 1991. – № 1. – С. 18–26.

Руге Ф. Война на море 1939–1945 гг. – СПб.; М., 1998; Маршаль В. Война на море // Мировая война: взгляд побежденных. 1939–1945. – СПб.; М., 2002. – С. 384–544 и др.

Суворов В. Ледокол. – М., 1992; Он же. День М: Когда началась вторая мировая война. – М., 1994; Бунич И. Таллиннский переход: Роман. Операция «Нептун»: Роман. – Ростов на/Д., 1994; Он же. – Балтийская трагедия: Катастрофа. Одиссея самурая. – СПб,, 1996 и др.

В различных изданиях по истории второй мировой войны приводятся разные данные о численности эскадренных миноносцев накануне Великой Отечественной. Не вступая в дискуссию по этому вопросу в данной статье, автор использует наиболее достоверные данные, полученные путем выявления судьбы каждого отдельного корабля. Во всех случаях при отсутствии сноски на источники и исследовательскую литературу приведены данные, полученные автором подобным образом.

История отечественного судостроения. В пяти томах. – СПб.: Судостроение, 1996. – Т.4. – С. 321–322.

Там же. – С. 180–181.

Широкоград А.Б. Корабли и катера ВМФ СССР 1939–1945 гг.: Справочник. – Минск, 2002. – С. 17, 27.

Рассчитано автором на основании: Россия и СССР в войнах ХХ века: Потери вооруженных сил: Статистическое исследование. – М., 2001. – С. 489–490.

Пантелеев Ю.А. Полвека на флоте. – М., 1974. – С. 224.

10 Зубков Р.А. Героический и трагический август сорок первого. О прорве кораблей и судов Краснознаменного Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт // Военно-исторический журнал. – М., 2001. – С. 15–24.

11 Подробнее см.: Платонов А.В. 6 октября 1943 г.: «черный день Черноморского флота // Гангут. – 1996. – № 10.

12 Сталбо К. Цена нашей победы. Анализ потерь Советского ВМФ в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. // Морской сборник. – М.: «Красная зведа». – 1991. – № 1. – С. 24.

13 Широкоград А.Б. Указ. Соч. – С. 17, 244–245, 397–398.

14 История отечественного судостроения. В пяти томах. – СПб.: Судостроение, 1996. – Т.4. – С. 328.

15 Широкоград А.Б. Указ. Соч. – С. 240–241.

16 Сталбо К. Указ. Соч. – С. 24.

17 Краснов В.Н., Балабин В.В., Шитиков Е.А. Боевые корабли Второй мировой войны: Иллюстрированный справочник. – М.: АСТ-Астрель, 2002. – С. 57–58.

18 История отечественного судостроения. В пяти томах. – СПб.: Судостроение, 1996. – Т.4. – С. 331–332.

19 Ерошенко В.Н. Лидер «Ташкент». – М.: Военное из-во, 1966. – С.227.

20 Степанов Ю.Г., Цветков И.Ф. Эскадренный миноносец «Новик». – Л.: Судостроение, 1981. – С. 202; Уваров П.В. На ходовом мостике. – Киев, 1980. – С. 112.

21 Краснов В.Н., Балабин В.В., Шитиков Е.А. Указ. Соч. – С. 304; Басов А.В. Флот в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.: Опыт оперативно-стратегического применения. – М., 1980. – С. 270.

 

Список иллюстраций

Рис. 1. Эскадренный миноносец проекта 7 «Бойкий».

Рис. 2. Эскадренный миноносец проекта 7у «Свирепый».

Рис. 3. Эскадренный миноносец типа «Новик» «Фрунзе». 

Рис. 4. Лидер эскадренных миноносцев «Харьков».

Рис. 5. Лидер эскадренных миноносцев «Ташкент».

 

 

        

Вернуться к содержанию >>>

© Сибирский филиал Института наследия. Омск, 2014–2016
Создание и сопровождение: Центр Интернет ИМИТ ОмГУ