Культурное наследие Сибири Электронное
научное
издание
Карта сайта
Поиск по сайту

Рейтинг@Mail.ru

О журнале | Номера журнала | Правила оформления статей




А.А. Ильина

О ВОЙНЕ, О ПОДВИГАХ, О ГЕРОЯХ

Выйди из землянки, посмотри, голуба:

Ах, какое утро свежее полощется!

Мягкое и доброе, как любимой губы...

Мне так в это утро умирать не хочется...

Дай мне минуту...

Дай мне минуту...

Я хочу в последний раз

Тобою надышаться, утро.

Дай мне минуту...

А. Розенбаум

Великая Отечественная война закончилась семьдесят лет назад. С каждым годом все меньше остается в живых непосредственных участников тех событий – ветеранов. Но память о тех страшных годах, о героях и о подвигах той войны будет храниться вечно. И до сих пор во многих семьях живут отголоски той ужасающей, но великой по своему духу войны. В моей семье Великая Отечественная война связана с именем моего деда – ветерана Михно Ивана Иосифовича.

Приведу краткие сведения из биографии, фронтового и военного пути деда. Иван Иосифович Михно родился 17 июня 1924 г. в селе Больше-Крепинское Ростовской области и прожил там все детство и юность. Там и застала его война. Линия фронта стремительно приближалась к родным местам, и по совету матери семнадцатилетний парень добровольно вступил в ряды Советской Армии. Иван Михно начал службу в составе 89-го запасного Стрелкового полка Южного фронта. 21 декабря 1941 года – день, когда он ушел воевать в действующую армию, – дед запомнил на всю жизнь, считая его знаменательным и даже отчасти праздничным.

В феврале 1943 г., в возрасте 18 лет, он был тяжело ранен и отправлен на лечение в Бакинский госпиталь. После излечения дед снова вернулся на фронт, а в 1944 г. был направлен на ускоренные курсы артиллеристов в Тбилисское военное училище им. 26 Бакинских комиссаров. После окончания курсов воевал в составе 56-й Армии. Помимо Южного фронта, дед воевал также на Северо-Кавказском фронте, а в конце войны – на 4-ом Украинском фронте. Прошел путь с Красной армией от Кавказа до Европы. Освобождал Венгрию и Чехословакию. День Победы дед встретил в Чехословакии в чине младшего лейтенанта.

Иван Иосифович Михно посвятил свою жизнь службе в рядах вооруженных сил СССР. В 1950 г. он прошел службу в Высшей офицерской школе в Ленинграде. Сразу после войны дед служил в Прикарпатском военном округе, где обзавелся семьей, участвовал в подавлении националистических банд С. Бендеры (1940–1950-е гг.). Служил в Венгрии в составе Южной группы войск и участвовал в подавлении Венгерского восстания 1956 г. В 1967 г. он был переведен в Сибирский военный округ, и 12 августа 1972 г. уволился из рядов Советской Армии в чине майора. После выхода в отставку дед занимался военно-патриотической работой, работал начальником караула на Радиозаводе им. А.С. Попова.

Иван Иосифович Михно имеет многочисленные награды, в том числе боевые: медали «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За взятие Будапешта», «За освобождение Праги», два ордена Отечественной войны I степени и другие. Одна из этих наград досталась деду за подвиг, совершенный на поле боя, и об этом я хочу рассказать подробнее. Историю эту я знаю с детства, и приведу ее вариант, опубликованный в книге «Солдаты Победы», который в свою очередь был напечатан по статье из газеты «Сигнал», выпускаемой Заводом им. Октябрьской революции (сейчас – Радиозавод им. А.С. Попова), где дед работал, выйдя в отставку. Эту историю поведал мой дед корреспондентам газеты.

Тридцать два года не виделись два человека. Тридцать два года искали друг друга. И тридцать два года искала одного из них фронтовая награда.

«Мне, мальчишке, многому учиться приходилось. А Мухадзир уже опытным бойцом был. И получалось, что он все время меня опекал. Он раздобыл для меня винтовку и полушубок. И в бою все время был рядом: "Мико, не лезь, убьют", – кричал».

А попал Иван Михно на фронт… убегом. Полгода два семнадцатилетних паренька обивали пороги военкомата и райкома комсомола. Но в ответ слышали только жестокое: «Молоды». А фронт приближался. И настал день, когда их село под Ростовом оказалось прифронтовым. Никак не могла разведка добыть «языка». И тогда два местных паренька предложили: «Мы проведем к немцам. Только возьмите к себе». Вскоре в штаб были доставлены «языка». А 30-я стрелковая дивизия пополнилась двумя бойцами.

«Так и воевал я целый год рядом с Мухадзиром Бузоевым – тем самым осетином, который кричал мне в первом бою: “Не лезь, убьют!”. Я стал командиром минометного расчета, он – моим подчиненным. Но все равно относился ко мне по-отцовски».

«Зима 42-го была тяжелой. Мы обороняли Кавказ. Немцы рвались в Закавказье, к нефти. Стоять надо было насмерть. И когда для миномета не было снарядов, мы становились пулеметчиками».

В один из таких боев, когда три пулеметных расчета сдерживали танки противника, Иван услышал крик Мухадзира: «Мико, рука нет!». Когда увидел окровавленный рукав друга, понял: снарядом оторвало кисть. Теряющего сознание Мухадзира он потащил к санинструктору. Тем временем танк раздавил расчет…

«Расстались мы ненадолго, Бузоева отправили в бакинский госпиталь. А через два дня, раненый в ногу, оказался там и я».

Но после госпиталя их дороги разошлись на долгие тридцать два года. Михно поправился и вернулся в строй. Стал кадровым военным. Из армии уволился только в 1972 г. майором запаса. А Бузоев все эти годы прожил в Орджоникидзе. И, конечно, помнил Мико, спасшего ему жизнь. Запрашивал военкоматы, советы ветеранов, но не подозревал, что ростовского паренька забросила жизнь в Сибирь. Не забыл и Иван Иосифович своего фронтового наставника, вот только фамилию его не мог припомнить точно…

Чем больше времени отделяет нас от войны, тем пристальнее вглядываемся мы в те годы, больше оттенков и деталей замечаем. И, наверное, сорок лет назад на такие истории внимания не обращали: что особенного? Нормальное фронтовое братство. Только сейчас мы понимаем, как дорога дружба, замешанная на пролитой за Родину крови. Потому и ищут до сих пор друг друга фронтовики.

Но у нашей истории счастливый конец. Однажды на встрече ветеранов в Ростове ему сказали: «Бузоев из Орджоникидзе тебя разыскивает». Тут же написал Иван Иосифович в газету «Социалистическая Осетия»: «Ищу фронтового друга». Откликнулся на эту заметку Мухадзир Калицукович, и в 1975 году незабываемая встреча в Орджоникидзе состоялась.

«За тот бой, что стал для Мухадзира последним, нас обоих представили к ордену Отечественной войны степени. Я вернулся на фронт и получил награду, а Бузоев вплоть до нашей встречи о ней ничего не подозревал»1.

Сейчас с трудом верится, что этот мужественный поступок совершил восемнадцатилетний парень, и что в те суровые годы подвиги совершали такие юные люди, совсем дети. Мои личные критерии подвига, наверное, не отличаются от критериев, которые применяют к этому понятию многие другие люди. Рисковать своей жизнью во имя спасения Родины – вот что такое подвиг! Рисковать своей жизнью ради спасения жизни другого человека – вот что такое подвиг! Человеческая жизнь бесценна, но так хрупка! И большое счастье, что не все подвиги Великой Отечественной оканчивались гибелью героев, что не все герои становились таковыми посмертно.

Спустя тридцать с лишним лет эта история вновь получила огласку. 7 мая 2008 г. газета «Северная Осетия» (в советские годы газета называлась «Социалистическая Осетия») напечатала статью из своего архива, опубликованную ранее в 1975 г. В ней уже известные читателю события описаны от лица М.К. Бузоева. Публикация в газете «Северная Осетия» позволила мне по-новому взглянуть на произошедшее, благодаря чему мне неожиданно открылась новая истина, и вот в чем она заключалась. Я вдруг поняла, что этот человек – Мухадзир Калицукович Бузоев – самый настоящий герой! И дело не в том, что он воевал отважно и мужественно, а в том, что он стремился оградить, защитить младшего товарища, неопытного бойца, стремился спасти его, пусть даже ценой собственной жизни. Мне кажется, именно эта готовность человека к самопожертвованию и делает его героем. Кто сейчас поступил бы также? Говорят, что в жизни всегда есть место подвигу. Но кто из нас способен на подвиг? Считается, что сама обстановка в бою рождает мужество, отвагу и готовность к подвигу. Но она же рождает также страх, панику и бессилие. Думается мне, в наши дни на войне каждый был бы сам за себя, и лозунг на поле боя был бы соответствующим: «Спасайся, кто может!». Я имею в виду не современные военные конфликты и боевые действия, а невероятную и невозможную в реальности ситуацию, если бы ныне живущим людям вдруг пришлось сражаться на полях Великой Отечественной.

Но вернемся к нашей истории, рассказанной вторым ее участником, М.К. Бузоевым.

«В канун тридцатилетия Победы, 27 апреля 1975 года в республиканской газете «Социалистическая Осетия» (так тогда называлась наша газета) было опубликовано обращение под рубрикой «Где же вы теперь, друзья-однополчане?»: «Разыскиваю своего фронтового друга, бывшего рядового Бузоева. Мы вместе с ним защищали Кавказ в составе 30-й Иркутской дивизии в районе Горячего Ключа. В феврале 1943 года на Кубани мы оба были сильно ранены. Он потерял кисть руки и после лечения в Бакинском госпитале уехал к себе на родину.Мой адрес: 644009, г. Омск-9, ул. 10-летия Октября, 193, кв. 10. Ивану Иосифовичу Михно».

Прочитав это обращение, Мухадзир Бузоев долго не мог упокоиться. Он вспомнил, как к ним в минометно-пулеметное подразделение пришел совсем юный, восемнадцатилетний Ваня Михно. Мухадзир оберегал его, укрывал по ночам в холодном окопе, давал ему поспать побольше. Перед атакой говорил:

– Ваня, я тебя как младшего брата прошу, ты быстрее меня бегаешь, но завтра чтобы я был впереди.

– Это почему же, дорогой Мухадзир? – удивленно спрашивал Ваня.

– Понимаешь, Ваня, жить, конечно, хочет каждый, никому не хочется погибать. И если мне суждено погибнуть, то с мыслью, что я наполовину выполнил свою миссию на земле. Построил дом, посадил сад, женился. После меня останутся трое сыновей, хотя они еще маленькие (старшему 6 лет, младшему – 2,5 года), и, конечно, их надо поставить на ноги, дать образование. Но главное – они есть. А у тебя все это еще впереди…

Зима с 1942 на 1943 гг. выдалась суровая. Немцы рвались к Кавказу, к нефти, и, невзирая на большие потери, постоянно шли в атаку. В один из таких дней минометно-пулеметный расчет, где служили Мухадзир и Ваня, защищал станцию Северская Краснодарского края. Несмотря на ожесточенные бои, немцы решили захватить станцию. Заканчивались патроны, когда командование приняло решение атаковать немцев. Перед атакой Мухадзир еще раз напомнил Ване о своем наказе.

Свист пуль, разрывы снарядов, крики «Ура!» слились в один звук. Вдруг перед глазами Мухадзира вспыхнуло пламя, какая-то неведомая сила подняла его в воздух и страшная боль в руке, в которой он держал винтовку, пронзила его. Падая, он еще крикнул «Ваня,держись!» и потерял сознание. Очнулся Мухадзир в санчасти. И узнал, что Ваня, сам раненый, вместе с санитарами вынес его с поля боя. Чуть позже нашего земляка отправили в госпиталь в Баку.

Перед войной Мухадзир работал бригадиром строительной бригады. Его бригада построила двухэтажную школу в центре села, животноводческие фермы, приемный пункт зерна, дома для односельчан. Теперь он был без одной руки. Никогда не будет держать топор, не напишет домой письмо, не пожмет гостю руку – вот такие мрачные мысли одолевали Мухадзира в палате для тяжелораненых. Часть осколков из его тела врачи так и не смогли извлечь, они остались в нем навсегда. Думая обо всем этом, он был в подавленном состоянии. Спустя некоторое время, в палату, где лежал Мухадзир, пришел Ваня Михно на костылях. Друзья обрадовались друг другу. Видя психологическое состояние Мухадзира, Ваня всячески подбадривал его, помогал ему, как мог. После госпиталя пути их разошлись. Михно вернулся в свою часть, а Мухадзира Бузоева по ранению комиссовали домой. С тех пор они никогда не встречались. И вот теперь это сообщение в газете…

В том же году майор Иван Михно побывал в Северной Осетии в гостях у Мухадзира Калицуковича и его супруги Барины Кудабердиевны2.

Таков рассказ об эпизоде Великой Отечественной войны, рассказ о боевом подвиге, рассказ о двух героях. И мне кажется, Великая Победа ковалась не только из тактически верных действий и стратегически важных решений полководцев. Она ковалась также из отваги и самоотверженности простых солдат, граничащей с героизмом и готовностью к подвигу.

Описывая события тех лет, невероятно трудно достичь всей полноты выражения мыслей, трудно выразить словами именно то щемящее чувство, которое возникает в душе. Наверное, все же невозможно выразить свои мысли и чувства, когда пишешь о Великой Отечественной войне, которой ты, к счастью, не видел. Я не представляю войну. Я не хочу представлять войну, хотя мой рассказ вновь заставил меня задуматься о событиях тех лет. Я не представляю, что такое проводить на войну отца, мужа, сына. И не хочу это представлять. И всей душой надеюсь, что нам никогда не придется это пережить. А потому вечная память всем, кто пережил те годы, кто сражался за Родину и принес нашей стране Победу! Мне искренне хочется, чтобы все наши соотечественники, от мала до велика, прониклись духом тех событий, их благородной терпкой горечью!

Михно Иван Иосифович прожил долгую жизнь длиной в восемьдесят один год, и все это время, в период службы в рядах вооруженных сил и после выхода в отставку, главным праздником для него всегда оставался лишь один праздник в году – великий День Победы. И для нашей семьи этот праздник остается, пожалуй, самым значимым из всех. Я очень хочу, чтобы День Победы оставался всенародным, и для молодого поколения был таким же сокровенным, как для самих ветеранов, для их родных и близких. А еще от всей души хочу пожелать всем живущим, чтобы не появлялось на земле новых ветеранов войны, а были только ветераны мира!


Примечания

Рассказывает Иван Иосифович Михно // Солдаты Победы. Т. 2. – Омск, 2001. – С. 62.

Байцаев А. Фронтовая дружба крепче стали [Электронный ресурс]. Республиканская ежедневная газета «Северная Осетия»: [сайт]. URL: http://www.sevos.ru/2008/08-05/08-05-07/07-iz%20istorii.htm (дата обращения: 26.03.11). 

    

Список иллюстраций

Фото 1. Михно Иван Иосифович (справа) с боевым товарищем. Тбилиси, 1943 г.

Фото 2. Михно Иван Иосифович (слева) с товарищем. Тбилисское артиллеристское училище, 16 июня 1944 г.

Фото 3. В первом ряду: Михно Иван Иосифович со своей матерью Феклой Федосеевной. Тбилисское артиллеристское училище, 1944 г.

Фото 4. Лейтенант Михно Иван Иосифович вскоре после окончания Великой Отечественной войны.

 

Фото 5. Майор И.И. Михно (слева) и М.К. Бузоев во время встречи в Орджоникидзе, 1975 г.

Вернуться к содержанию >>>


 

© Сибирский филиал Института наследия. Омск, 2014–2016
Создание и сопровождение: Центр Интернет ИМИТ ОмГУ