Культурное наследие Сибири Электронное
научное
издание
Карта сайта
Поиск по сайту

Рейтинг@Mail.ru

О журнале | Номера журнала | Правила оформления статей




Д.А. Алисов

СИБИРСКАЯ КАВАЛЕРИЯ В БОЯХ ЗА ЛЕНИНГРАД (ЯНВАРЬ – ИЮЛЬ 1942 ГОДА)


Об участии сибирских формирований в Великой Отечественной войне, о подвигах их воинов в боях с немецко-фашисткими захватчиками написано и рассказано, казалось бы, достаточно много, но большинство сведений и фактов до недавнего прошлого было рассеяно в различных изданиях мемуарного характера, и лишь о небольшом количестве сибирских дивизий написаны специальные военно-исторические исследования. К сожалению, в части публикаций допущены грубые ошибки, а подчас и искажения фактов и событий. Главное же, это отсутствие до сих пор сводных работ, за исключением монографии И.П. Молочаева «Боевой путь сибирских дивизий в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов», вышедшей 3 изданиями в Красноярске и Новосибирске1, о сформированных на территории Сибирского военного округа в границах 1941 г. воинских подразделениях. До сих пор отсутствуют достоверные сведения о времени и месте формирования отдельных соединений, не составлен полный перечень сибирских соединений.

Это касается и кавалерийских дивизий, сформированных в Сибири. История создания и боевой деятельности ряда кавалерийских дивизий, таких как 73-й, сформированной на Алтае, в Бийске, 75-й легкой, сформированной в Новосибирской области, и 49-й, сформированной в Омске, в какой-то степени освещены в исследовательской и популярной литературе. Развернутая же история создания и боевого пути 77-й «омской» и 87-й «барнаульской» кавалерийских дивизий, боевой путь которых пересекся под Ленинградом в знаменитом наступлении 13 кавалерийского корпуса в составе 2-й Ударной армии на Тосно и Любань, в оборонительных боях мая – июля 1942 г. у Мясного Бора, до сих пор не написана. Цель данной публикации – хотя бы отчасти восполнить этот пробел.

87 кавалерийская дивизиябыла сформирована на Алтае в августе 1941 г. В ее состав вошли 236, 241 и 244 кавалерийские полки, 82 конно-артиллерийский дивизион, 82 артиллерийский парк, 63 отдельный полуэскадрон связи, 60 медико-санитарный эскадрон, 87 отдельный эскадрон химической защиты, 65 продовольственный транспорт, 320 дивизионный ветеринарный лазарет, 282 полевая почтовая станция, 1011 полевая касса Госбанка.Эта дивизия вошла в состав13 кавалерийского корпуса и приняла активное участие в Любаньской наступательной операции (январь – апрель 1942 г.).

77 кавалерийская дивизия была сформирована в сентябре 1941 г. в Омске. В ее состав входили: 229, 238 и 242 кавалерийские полки, 74 конно-артиллерийский дивизион, 74 артиллерийский парк, 60 отдельный полуэскадрон связи, 90 медико-санитарный эскадрон, 77 отдельный эскадрон химической защиты, 58 продовольственный транспорт, 281 дивизионный ветеринарный лазарет, 259 полевая почтовая станция, 1004 полевая касса Госбанка.

Согласно Директиве Ставки ВГК № 004275 командующему войсками СибВО о формировании 58-й резервной армии от 2 ноября 1941 г. 77-я кавалерийская дивизия была включена в состав 58-й резервной армии, которая была сформирована в ноябре 1941 г. в Сибирском военном округе. Первоначально в её состав входили 362-я, 364-я, 368-я, 370-я, 380-я, 384-я стрелковые дивизии и, в том числе, 77-я кавалерийская дивизия. После сформирования она была передислоцирована в Архангельский военный округ, где вела обучение и оборонительные работы. Только в начале мая 1942 г. ее полки были направлены на пополнение дивизий понесшего к этому времени большие потери 13 кавалерийского корпуса. Так они и встретились в мае 1942 г.

13-й кавалерийский корпус принял участие в Любаньской наступательной операции и в боях по спасению 2-й ударной армии. По воспоминаниям очевидцев (включая моего деда – гвардии старшины Чувашова Георгия Андреевича, участника войны с 1941 по 1945 гг., воевавшего в составе 25-й кавалерийской дивизии 13-го кавалерийского корпуса на Волховском фронте в мае – июле 1942 г.) это были одни из самых тяжелых и страшных боев в годы Великой Отечественной войны. За бои у д. Мясной Бор Новгородского района Новгородской области дед был награжден орденом Славы третьей степени.

Следует отметить, что история 2-й ударной армии долгие годы была «закрыта» для историков ввиду трагической неудачи операции и предательства генерала Власова, командовавшего этой армией на заключительном этапе операции. В последние годы появилось немало публикаций документов и воспоминаний, исследований, посвященных этим героическим и трагическим дням2.

В результате успешного контрнаступления советских войск под Москвой в декабре 1941 г. и снятием непосредственной угрозы столице Ставка Верховного Главнокомандования решила предпринять целый ряд наступательных операция на важнейших оперативных направлениях. Одной из важнейших задач в этих условиях стало спасение Ленинграда, попавшего в блокаду в начале сентября 1941 г. Город задыхался от голода и холода. В январе-апреле 1942 г. ударные группировки Ленинградского и Волховского фронтов предприняли наступление навстречу друг другу на Любаньском направлении с целью разгрома немецкой группы армий «Север» и деблокирования Ленинграда. Главная роль в этом наступлении отводилась соединениям 2-й Ударной армии Волховского фронта. Навстречу войскам Волховского фронта в направлении на Любань наступала 54-я армия Ленинградского фронта.

Активная роль в наступлении отводилась 13-й кавалерийскому корпусу генерал-майора Н.И. Гусева. Корпус был сформирован в конце декабря 1941 – начале января 1942 гг. из 25-й кавдивизии полковника Д.М. Баринова, 80-й кавдивизии полковника Л.А. Сланова и 87-й кавдивизии («алтайской») полковника В.Ф. Трантина3. Командовать корпусом был назначен боевой опытный командир Николой Иванович Гусев. С июля 1941 г. по декабрь 1942 г. он командовал 25-й кавалерийской дивизией. Оснащение корпуса оружием и боевым снаряжением оставляло желать лучшего. Так, перед началом Любаньской операции в 25-ой кавалерийской дивизии совсем не было артиллерии и минометы.

Директивой командующего Волховским фронтом за № 0021 от 23 января 1942 г. 13-му кавкорпусу в составе 25-й, 87-й кавалерийских дивизий, 366-й стрелковой дивизии и трех лыжных батальонов было приказано с 6 часов 24 января войти в прорыв на участке 2-й ударной армии и разгромить остатки противника в полосе Ленинградского шоссе, не допустив образования обороны противника на реках Тигода и Кересть. Была поставлена задача к исходу 25 января выйти на р. Трубица, выдвинув передовые отряды к Сенной Керести, Новой деревне, Финеву Лугу. В дальнейшем наступать в общем направлении Ольховка, Апраксин Бор и Любань. Не позднее 27 января перехватить шоссе и железную дорогу Чудово – Ленинград и овладеть Любанью.

Первый день наступления для корпуса был весьма тяжелым. В небе господствовала немецкая авиация. 25-я кавалерийская дивизия, выйдя из района д. Шевелево, к утру 25 января 1942 г. сосредоточилась в лесу в 1,5 километрах восточнее Мясного Бора. В течение всего дня она подвергалась атакам немецкой авиации и войти в прорыв не сумела.Только 26 января 25-я и 87-я кавдивизии 13-го кавалерийского корпуса совместно с 366-й стрелковой дивизией сумели перейти в наступление. 25-я кавалерийская дивизия с боем овладела Новой Керестью.

27 января 236 полк 87-й кавалерийской дивизии повел наступление на Ольховку и в течение семичасового боя овладел ею. Враг был отброшен с большими потерями. В результате боя были захвачены немалые трофеи: 42 артиллерийских орудия, 24 повозки с фуражом и продовольствием, 8 грузовых и 1 легковая машины и 20 мотоциклов. 244 кавполк под командованием майора Н.В. Дорофеева в результате умелого руководства и продуманного плана действий почти без потерь взял населенный пункт Вдицко. Противник в боях за него потерял на поле боя более сорока солдат и офицеров, одно 150-мм орудие, 36 автоматов и другое военное имущество. 98-й кавалерийский полк и саперный взвод 25-й кавдивизии взорвали железнодорожное полотно южнее Глухой Керести и совершили налет на Чауни. В течение 14-ти часового боя Чауни и Глухая Кересть были взяты.

В это время 241-й кавполк 87-й кавалерийской дивизии предпринял атаку и освободил Новую деревню. Первым в ходе атаки в нее ворвался взвод лейтенанта Н.Г. Травина. Отделение сержанта П.М. Маховикова забросало гранатами ближние огневые точки врага и обеспечило вход в деревню эскадрона. Много было еще других примеров героизма и находчивости кавалеристов. Но наступление выдыхалось – заканчивались боеприпасы. В этот критический момент начальник штаба полка майор П.И. Крикунов поднял подразделение в атаку. Новая деревня была взята. В ней был, как потом оказалось, штаб немецкой 215-й пехотной дивизии. Здесь кавалеристы захватили 200 лошадей, 21 грузовую и легковую автомашины, 80 велосипедов, 7 зенитных пулеметных установок, много боеприпасов.

25-я кавалерийская дивизия, развивая успех наступления 366-й стрелковой дивизии, в течение двух суток овладела населенными пунктами Восход, Тесовострой, станцией Рогавка, где разгромила тыловую группировку противника. В этих боях особенно отличились подразделения 100-го и 104-го кавалерийских полков4.

К концу января 1942 г. соединения 2-й ударной армии Волховского фронта узким клином продвинулись на 70–75 км и глубоко охватили с юго-запада любаньско-чудовскую группировку противника. Три кавалерийские дивизии корпуса в начале февраля продолжили наступать в направлении Любани. Штаб корпуса перебазировался в Вдицко, а затем в Чащу. 11 февраля конники достигли д. Дубовик, но дальше продвинуться не смогли из-за глубокого снега и бездорожья, отсутствия подножного корма для коней: под снегом были болота, в которых не было даже осоки. В таких условиях кавалерия не смогла развить наметившийся успех и перешла к обороне в пешем строю5.

17 февраля для усиления наступательных возможностей в 13-й кавалерийский корпус прибыла 80-я кавдивизия, и после кратковременной подготовки была введена в бой. 20 февраля она овладела Красной Горкой и удерживала ее до подхода пехоты. Затем повела бои за Любань. Однако 27 февраля 1942 г. немцы подтянув резервы и, активно используя авиацию, клиновым ударом вдоль железной дороги с запада на восток отбросили наши части от Красной Горки. В результате этого находящаяся под Любанью 80-я кавдивизия совместно с 1100-м полком 327-й стрелковой дивизией оказались отрезанными от своих тылов и других соединений 2-й ударной армии. В этих условиях командир 80-й кавалерийской дивизии полковник Л.Д. Сланов отказался от дальнейших атак и в ночь с 7-го на 8-е марта 1942 г. отвел дивизию в исходный район.

Таким образом, кавалерийский корпус генерала Н.И. Гусева сумел добиться определенных успехов, но не был поддержан вовремя лыжными батальонами и пехотными частями, поэтому захватить Любань и Тосно ему не удалось6.

В середине марта соединения 2-й ударной армии, глубоко вклинившиеся в оборонительные порядки немцев, исчерпали наступательные возможности и перешли к обороне. Соединения 54-й армии Ленинградского фронта, наступавшие навстречу 2-й ударной армии Волховского фронта, к концу марта 1942 г. вышли на подступы к Любани с северо-востока. Но развить наступление и завершить окружение противника и здесь советским войскам не удалось.

С 15 марта 13-й кавалерийский корпус был вынужден перейти к обороне на рубеже урочище Красная Горка – урочище Глубочка – урочище Верховье – платформа Еглино и далее на запад, по реке Оредеж. Опасаясь новых ударов наших войск под Любанью и прорыва блокады Ленинграда, гитлеровцы перебросили для противодействия советскому наступлению с относительно спокойных участков фронта 291-ю пехотную дивизию, 238-й танковый полк и другие части. 19 марта 1942 г. им удалось закрыть горловину у Мясного Бора, по которой проходили коммуникации 2-й ударной армии. Снабжение войск, в том числе и 13-го кавалерийского корпуса, прекратилось на целую неделю.

В небе опять бесчинствовала фашистская авиация. По воспоминаниям бывшего делопроизводителя строевого отдела 13-го кавалерийского корпуса В.Н. Соколова, «"мессершмитты"гонялись за каждой машиной, прорвавшейся к дороге, за каждой повозкой, каждым пешеходом. Продукты нам сбрасывали с самолетов. Однажды транспортный "дуглас", уходя от пулеметного огня "мессеров", сбросил груз возле бывшей баньки. Мешки с овсом и сухарями упали в сугроб. Большая часть мешков лопнула, и мы горстями выбирали все подряд: овес, гречневую крупу, махорку. Питались в основном кониной, пристреливая раненых лошадей. Оставшихся лошадей кормили соломой с крыш и распаренными березовыми ветками… С едой становилось все хуже. В день получали по одному сухарю»7.

За время боев в окружении корпус практически утратил большую часть конского состава, поскольку лошади гибли при налетах авиации и артобстрелах, использовались как пища окруженными бойцами 13-го кавалерийского корпуса и 2-й ударной армии. Конники продолжали мужественно сражаться с врагом, испытывая острый недостаток продовольствия, соли, фуража, боеприпасов.

Ведя непрерывные оборонительные бои, корпус понес большие потери. Согласно записи в командирской книжке Н.И. Гусева, к концу апреля 1942 г. в составе корпуса числилось всего 7842 бойца8. Несмотря на это корпус сохранил относительно высокую боеспособность. Численность корпуса сократилась вдвое, но в строю оставались опытные, закаленные боями бойцы. Комдив 25-й дивизии Д.М. Баринов, ставший позднее Героем Советского Союза, докладывал, что в первом эшелоне у него всего 620 бойцов и командиров. При этом, подчеркивал он, «малочисленный боевой эшелон дивизии состоит исключительно из испытанных бойцов и командиров… Награждено орденами 103 человека, представлено к правительственным наградам 136 человек»9.

26 марта вновь у основания прорыва был пробит проход и восстановлены коммуникации 2-й ударной армии. Воспользовавшись этим, в апреле 13-й кавалерийский корпус начали выводить из окружения. Организованные заслоны дали возможность дивизиям выйти почти без потерь через полуторакилометровый проход у Мясного Бора. К 16 мая 1942 г. почти все части корпуса вышли из окружения за Волхов на восточный берег реки и он был выведен в резерв Волховского фронта. 2 июня 1942 г. «горло» у Мясного Бора вновь перекрыли немцы. Связь со 2-й ударной армией вновь была нарушена.

С 17 мая, находясь в резерве на восточном берегу реки Волхов, 13-й кавалерийский корпус получил пополнение и доукомплектовался за счет прибывших из 14-го кавалерийского корпуса 77-й и 78-й кавдивизий, сформированных летом 1941 г. из сибирских и уральских казаков. До этого времени они входили в состав 14 кавалерийского корпуса второго формирования 58 армии резерва Ставки Верховного Главнокомандования. 78-я кавдивизия, сформированная в Уральском военном округе, полностью влилась в 80-ю кавдивизию, а 77-я кавдивизия, сформированная в Омской области, пошла на укомплектование подразделений 25-й и 87-й кавалерийских дивизий. Два полка 87-й кавдивизии были укомплектованы также за счет прибывших маршевых эскадронов 21-го запасного кавалерийского полка Забайкальского фронта10. К началу июня 1942 г. корпус, получив обученное пополнение, вновь стал вполне боеспособным. Его численный состав увеличился до 14963 бойцов, в том числе 25 кавалерийская дивизия (далее кд. – Авт.) на 11 июня 1942 г. насчитывала 4372 бойца и командира, 80 кд – 4622, 87 кд – 4633, 25 отдельный конно-артиллерийский дивизион (далее окад.– Авт.) – 545, 165 минометный полк (далее мп.– Авт.) – 781 человек. На их вооружении состояло 9498 винтовок, 596 автоматов, 183 ручных пулеметов,65 зенитных и станковых пулеметов, 170 82-милиметровых минометов, 20 45-милиметровых орудий, 48 76-милиметровых орудий11. Боевой состав корпуса представлен в таблице 1.

Таблица 1

Боевой состав 13-го кавалерийского корпуса на 11 июня 1942 г.


Ресурсы

25 кд

80 кд

87 кд

25 окад

165 мп

Итого

  Люди

4372

4622

4633

545

781

14963

  Лошади

2327

3290

2350

440

166

8573

  Винтовки

2782

2821

3160

413

222

9498

  Ручные пулеметы

63

53

56

6

5

183

  Автоматы

245

160

168

5

18

596

  76-мм орудия

12

11

13

12

48

  45-мм орудия

6

5

9

20

  82-мм минометы

49

59

36

26

170

  Зенитные и станковые   пулеметы

25

22

18

65

 

Составлено по: Воскобойников Г.Л. Советская конница в Великой Отечественной. – М., 2008. – С. 50.


30 мая 1942 г. гитлеровцы перешли в наступление на выходившие из-под Любани войска 2-й ударной армии, и 6 июня в очередной раз закрыли узкий «коридор» в районе Мясного Бора перекрыв возможные пути отступления. Требовалось помочь нашим вновь окруженным частям.

В условиях все усложняющейся обстановки в районе Мясного Бора командование вынуждено было ввести в бой значительные силы 59 армии: 2, 165, 372, 374 стрелковые дивизии, 24 стрелковую бригаду, 546 стрелковый полк 191 стрелковой дивизии, 7 и 58 гвардейские танковые бригады. Для подавления артиллерии противника были созданы две группы артиллерии в составе 827 отдельный артиллерийский полк (далее оап. – Авт.), 6 гвардейского артиллерийского полка (далее ап.– Авт.) и двух дивизионов 561 Оап. Кроме того, для подавлении артиллерии противника действовала группа Авиации дальнего действия12. Однако наступление, начатое 10 июня 1942 г. в 02:00, не смогло добиться успеха. Немцы проявляли «неимоверное упорство». В дальнейшем упорные бои продолжались ежедневно. Советское командование было вынуждено вводить в бой все новые и новые пополнения.

В этих условиях в бой начали вводиться соединения и отдельные части 13-го кавалерийского корпуса. Первой боевую задачу получила 25 кд. Сосредоточившись в лесу в 1,5 км юго-западнее Мясного бора, она должна была перейти в наступление совместно с частями 65 стрелковой дивизии (далее сд.– Авт.). В соответствии с директивой Волховского фронта от 12 июня после залпа «катюш» спешенные конники 25-й кавалерийской дивизии 98 и 100 кавалерийских полков (далее кп.– Авт.) совместно с пехотой, при поддержке танков пошли в атаку с задачей выйти на рубеж р. Полисть. Правее 25 кд наступала 374 сд, левее 38-й – стрелковый полк 65 сд. Однако сильным заградительным огнем противнику удалось отсечь наши наступавшие части от танков. Продвижение застопорилось. В эти минуты командир 25-й кавалерийской дивизии подполковник Д.М. Баринов личным примером увлек пехотинцев в атаку. В одном из боев при попытке выйти из подбитого танка погиб один из лучших командиров кавалерийских полков дивизии командир 98 кавалерийского полка майор А.И. Смирнов-Бардов13.

О том, какое упорное сопротивление оказывал противник, можно судить по сохранившемуся «Журналу боевых действий 13-го кавалерийского корпуса»14. Описание ежедневных боев дивизии сопровождаются такими записями: «авиация противника бомбардировала», «артиллерия противника вела сильный огонь», «противник продолжает упорно обороняться» и т.д. Продвижение дивизии исчислялось в сотнях метров. К 14 июня ее подразделения находились в 300–500 м от р. Полисть и, подвергаясь сильным налетам авиации и артиллерии, несли большие потери. Несмотря на героические усилия рядовых и бойцов достигнуть реки так и не удавалось.

Возобновленное 15 июня наступление пеших кавалерийских полков при поддержке танков вновь было остановлено сильным артиллерийским и минометным огнем, действиями авиации противника. Полки были вынуждены закрепиться в обороне. 17 июня 98, 100 кп и 2 эскадрона 104 кп с приданными танками в 12:30 предприняли новую атаку, но сумели продвинутся всего на 150 метров.

19 июня по распоряжению командующего фронтом, в район Мясного Бора дополнительно на усиление 25 кд был выслан 244-й кавполк 87-й кавдивизии 13-го кавалерийского корпуса15. Только 21 июня с подходом пополнений из 87-й кавдивизии конникам удалось сломить сопротивление врага и 22 июня выйти к р. Полисть, соединиться с частями 2-й ударной армии. Развернув фронт на северо-восток, они вели бой, стремясь прикрыть выход из окружения бойцов 2-й ударной. 24 июня немцы предприняли контратаку, которая была отбита с потерями 150 убитых и раненых. Противник, ведя интенсивный артиллерийско-минометный огонь, в ночь на 26 июня вновь неоднократно пытался переходить в наступление, но был отбит.

Запись в журнале боевых действий от 25.06.1942 г. дает представление о тех боях: «Противник, оказывая сильное огневое сопротивление, ведет интенсивный артминогонь по боевым порядкам частей. Авиация противника с 3:00 25.6. бомбила боевые порядки частей и район командного пункта 25 кд. 25 кд с приданным 244 кп 87 кд общей численностью до 120 человек (без учета арт. и мин. батарей) ведет огневой бой и разведку на прежних рубежах. 104 кп левым флангом продвинулся до р. Полисть и закрепился. В 19:00 24.6 комиссар 100 кп бат. комиссар Сотник из ст[анкового] пулемета сбил самолет противника Ю-88. Части 2-й ударной армии в течение ночи выходили по узкоколейной ж.д.». Запись 26 июня: «В течение ночи по узкоколейной ж.д. выходили части 23 ОСБР (отдельной стрелковой бригады. –Авт.) 2-й ударной армии». По состоянию на 29.06 за р. Волхов вышло 109 бойцов этой бригады. Однако после очередной немецкой атаки «коридор» был вновь закрыт и теперь уже окончательно.

Таким образом, после тяжелых боев части 13-го кавкорпуса, выполнив свою задачу, вышли на восточный берег р. Полисть и обеспечили выход из окружения части бойцов 2-й ударной армии. Усилия и жертвы не пропали даром – к 20 часам 22 июня 1942 г. из окружения вышло около 6 тысяч человек. К 15 июля 1942 г. всего было выведено из окружения 9462 бойцов и командиров 2-й ударной армии.

О том, насколько тяжелыми были бои частей 13-го кавалерийского корпуса по выводу из окружения 2-й ударной армии, свидетельствуют воспоминания командира одной из батарей 828-го отдельного противотанкового дивизиона 87-йкавалерийской дивизии старшего лейтенанта И.Д. Адамского: «Нет, в сам "Любанский котел", я, по своему огромному везению, не попал, хотя больше половины корпуса там сгинуло без вести… А вот пробивать "коридор" к армии Власова, окруженной под Мясным Бором, и держать фланги на проход, мне пришлось…Долина смерти… Я не смогу найти слов, чтобы передать, что там творилось. Кромешный ад не сравнится с тем ужасом, который нам пришлось увидеть своими глазами. Мы стояли на прямой наводке и били по немцам, которые из леса, с двух сторон, расстреливали из пулеметов и орудий "коридор"шириной метров триста, по которому бойцы Второй Ударной шли на прорыв. Лес горит, болото перед нами в огне, неба не видно из-за дыма. Нас обстреливают и бомбят, все расчеты выбиты из строя по третьему разу. А перед нами многие сотни, может и тысячи наших трупов. Те, кому посчастливилось выйти из окружения … просто бежали и ползли по трупам своих товарищей. Сплошной настил в два наката из тел убитых и раненых. Жуткое побоище. Пекло. Всюду трупы. Зловоние… Я даже летом сорок первого и после, под Синявиным, под Вороново, в районе рощи "Круглая", в окружении на Одерском плацдарме, на Зееловских высотах – в самых страшных боях не видел ничего подобного»16.

Потери 25 кд за период боев с 12.06 по 28.06 составили убитыми 245 бойцов и командиров, ранеными – 727 чел., пропавшими без вести – 331 чел. Многие из них были омичами. Всего погибло более 1300 чел. из 4372 (на 11.06.42), т.е. более 25% от состава дивизии. 244 кп 87 кд за период с 19 по 28 июня потерял убитыми 284 чел., раненными – 357 чел., пропавшими без вести – 83 чел.Большая часть из них – омичи. Пропавшие без вести – это те бойцы и командиры, что пробивались ко 2-й ударной и попали в окружение.

Войска 59 армии, участвующие в борьбе за коридор для 2-й ударной (2, 374, 376, 191, 372, 165 стрелковые дивизии, 24 и 58 стрелковые бригады, 7 и 29 гвардейские танковые бригады) с 30 мая  по 26 июня 1942 г. потеряли убитыми и ранеными 13797 чел.

В сентябре 1966 г. Н.И. Орлов в землянке недалеко от узкоколейки нашел шпалу с выбитой гильзами надписью «Мы победим!». Эту надпись сделали перед прорывом из окружения бойцы 13-го кавкорпуса, подписавшиеся «русские А.Богданов, С. Веселов, А. Костров, А. Кудряшов, татарин З. Ульданов и молдаванин Костя». Теперь эта шпала находится в Новгородском областном музее17. Есть свидетельства, что до конца июля 1942 г. какая-то часть бойцов соединений и частей кавкорпуса, пробившихся ко 2-й ударной армии и отрезанных от основных сил и попавших в котел в ходе боев, сумела выйти из окружения в районе Новая Кересть.

Отдельные части 13-го кавкорпуса корпуса в разгар операции по прорыву войск 2-й ударной армии находились в резерве и использовались для пополнения других соединений и частей Волховского фронта. Так, 1–2 июля из 25-й и 87-й кавалерийских дивизий были изъяты и переданы в состав 58-й стрелковой бригады 750 человек. 2 июля в 4-ю армию в полном составе была передана 80-я кавдивизия, а 13 июля из состава 87-й кавдивизии выделено в 4-ю армию еще 100 человек18.

Ввиду больших потерь 13-й кавалерийский корпус в дальнейшем решено было не восстанавливать. 15 июля 1942 г. остатки 25-й кавалерийской дивизии в районе Новой Керести были обращены на укомплектование 19-й гвардейской стрелковой дивизии. 28 июля 1942 года управление 25-й кавдивизии было расформировано. Из штаба 25-й кавдивизии был образован новый штаб 19-й гвардейской стрелковой дивизии.Таким образом, 28 июля 1942 г. 13-й кавалерийский корпус был окончательно расформирован19. Частькавалеристов была сведена в отдельный запасной кавалерийский полк. В августе 1942 г. он уже значился как особый конно-истребительный полк Волховского фронта20. В этот полк и попал мой дед с немногими оставшимися омичами.

Благодаря записи в сохранившейся красноармейской книжке Г.А. Чувашова можно предположить, что личный состав особой конно-истребительного полка Волховского фронта, в том числе и оставшиеся в живых омичи, в апреле 1943 г. был использован для пополнения 6-й гвардейской кавалерийской дивизии, которая входила в знаменитый 3-й гвардейский кавалерийский корпус под командованием Н.С. Осликовского. Этот корпус принял участие в освобождении Белоруссии, Польши, Германии и завершил свой боевой путь в 1945 г. на Эльбе, выйдя на ее берега в числе первых в полосе наступления 2-го Белорусского фронта. Немногие из омичей дошли до Эльбы. Но и они были среди тех, кто участвовал в знаменитой встрече с американскими войсками.

Николай Иванович Гусев уже в конце июня 1942 г. был освобожден от командования 13-м кавалерийским корпусом и 26 июня был назначен командующим 4-й армией. В дальнейшем он прошел всю войну, последовательно командуя 4-й армией (июнь 1942 – ноябрь 1943 годов), 20-й армией (ноябрь 1943 – апрель 1944 годов), 47-й армией (май – ноябрь 1944 года) и 48-й армией (с декабря 1944 года до конца войны). Воевал на Ленинградском, Волховском, 2-м Прибалтийском, 1-м Белорусском, 2-м Белорусском, 3-м Белорусском фронтах. Войска под командованием Н.И. Гусева участвовали в многочисленных оборонительных и наступательных боях на дальних и ближних подступах к Ленинграду, в Люблин-Брестской, Варшавско-Познанской, Белоруской и Восточно-Прусской наступательных операциях. 25 марта 1945 г. войска под командованием Н.И. Гусева вышли к заливу Фришес-Хафф, где вели наступательные бои против немецко-фашистких войск на Балтийском побережье. 5 мая 1945 года Н.И. Гусеву было присвоено звание генерал-полковника. Его боевые заслуги и талант командира были отмечены двумя орденами Ленина, четырьмя орденами Красного Знамени, двумя орденами Суворова I степени, орденами Красной Звезды, «Знак Почёта», медалями, а также иностранным орденом21.

Таким образом, несмотря на недолгое существование – всего полгода, 13-й кавалерийский корпус сыграл весьма существенную роль в боях за Ленинград. Сначала он использовался в авангарде наступающей 2-й ударной армии, и хотя и не в полном объеме, но корпус сумел решить целый ряд оперативных задач по развитию наступления в направлении на Любань. Недостаток сил и средств, активное противодействие противника, включая действия авиации, не позволил ему достигнуть главной цели – овладеть городом Любань и соединиться с частями и соединениями 54-й армии. На заключительном этапе боев за вывод 2-й ударной армии из окружения бойцы корпуса проявили невиданный героизм в борьбе за коридор у Мясного Бора. Здесь сражались и омичи из 77 кавалерийской дивизии, пополнившие ряды бойцов 13 кавалерийского корпуса, что позволило выйти из окружения многим тысячам бойцов и командиров.


Примечания

Молочаев И.П. Боевой путь сибирских дивизий в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов. – Красноярск: Либра, 1995; 2-е изд. – Новосибирск, 2000. – 323 с.; 3-е изд. – Новосибирск, 2005. – 323 с.

Гаврилов Б.И. «Долина смерти»: трагедия и подвиг 2-й ударной армии, 2-е изд. – М., 2006. – 480 с.; «Долина смерти». Трагедия 2-й ударной армии : сборник / авт.-сост. И. Иванова. – М., 2011. – 512 с. – (Сер. «Война и мы») и др.

Воскобойников Г.Л. Советская конница в Великой Отечественной. – М., 2008. – С. 49.

Клыков Н.И. Заметки бойца // На передовом наблюдательном пункте. Волховский фронт [сайт]. URL: http://vfront.ru/zametki.html (дата обращения 22.02.2011).

Соколов В.Н. В штабе 13-го кавкорпуса // Трагедия Мясного бора : Сб. воспоминаний участников и очевидцев Любанской наступательной операции. – СПб., 2001. – С. 70.

Воскобойников Г.Л. Указ. соч. – С. 49.

Соколов В.Н. – Указ. соч. – С. 71.

Центральный архив Министерства обороны РФ (далее – ЦАМО РФ). Ф. 13 кк. Оп.1. Д. 42. Л. 29.

Гусев О.Н. Конники под Любанью // Вторая ударная в битве за Ленинград. – Л., 1983. Цит. по: Ленинград. Блокада. Подвиг [сайт]. URL: http://blokada.otrok.ru//text.php?s=lu&t=10 (дата обращения 22.02.2011).

10 Воскобойников Г.Л. Указ. соч. – С. 50.

11 Там же.

12 Гаврилов Б.И. Указ. соч. – С. 430–431.

13 Гусев О.Н. Указ. соч. Цит. по: Ленинград. Блокада. Подвиг [сайт]. URL: http://blokada.otrok.ru//text.php?s=lu&t=10 (дата обращения 22.02.2011).

14 ЦАМО РФ. Ф. 13 кк. Оп. 1. Д. 33.

15 Воскобойников Г.Л. Указ. соч. – С. 50–51.

16 Адамский Изо Давыдович // Я помню. Воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны [сайт]. URL: http://www.‌iremember.ru/minometchiki/adamskiy-izo-davidovich.html (дата обращения 14.03. 2015).

17 Поисковик Николай Иванович Орлов // Блокада Ленинграда [сайт]. URL: http://pavlovsk-spb.ru/poiskovoe-dvizhenie/orlov/poiskovik-orlov.html (дата обращения 15.03. 2015).

18 ЦАМО РФ. Ф. 13 кк. Оп. 1. Л. 2.

19Там же.

20 ЦАМО РФ. Ф. «Запасной кавалерийский полк». Опись фонда. Л. 3.

21 Великая Отечественная. Командармы. Военный биографический словарь / под ред. М. Г. Вожакина. – М., 2005. – С. 61–63.

 

Список иллюстраций

Рис 1. Любаньская операция Волховского фронта. Январь – апрель 1942 г.

Рис. 2. Решение на прорыв 2-й Ударной армии. Июнь 1942 г.

Рис. 3. Командующий 2-й Ударной армии генерал-лейтенант Николай Кузьмич Клыков (10 января – 16 апреля, 24 июля – декабрь 1942 г.).

Рис. 4. Волховский фронт. Зима 1942 г.

Рис. 5. Командир 13-го кавалерийского корпуса  генерал-майор Николай Иванович Гусев (январь – июнь 1942 г.). Послевоенное фото.

Рис. 6. Немецкое кладбище под Чудово – результат боев на Любаньском направлении. Февраль 1942 г. Фото немецкого военного Г. Гундлаха.

Рис. 7. Встреча на Эльбе. Апрель 1945 г.

 

Рис. 8. Гвардии старшина Георгий Андреевич Чувашов (в центре), награжденный орденом Слава 3-й степени за бои у Мясного Бора. Участник исторической встречи на Эльбе. Послевоенное семейное фото.


Вернуться к содержанию >>>

© Сибирский филиал Института наследия. Омск, 2014–2016
Создание и сопровождение: Центр Интернет ИМИТ ОмГУ