Культурное наследие Сибири Электронное
научное
издание
Карта сайта
Поиск по сайту

Рейтинг@Mail.ru

О журнале | Номера журнала | Правила оформления статей




Н.С. Южалина

КАТЕГОРИЯ МЕНТАЛИТЕТ: ОСНОВНЫЕ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ПОДХОДЫ*


В последние десятилетия категория «менталитет» прочно вошла в профессиональный лексикон ученых − гуманитариев. Утверждение ее научного статуса обусловлено ситуацией открытия явлений менталитета и ментальности, включенных в круг фундаментальных исследовательских объектов. Задача выявления устойчивых моделей существования индивида и социума, инвариантности форм мышления, решавшаяся обособленно в области психологии, философии, социологии и т.д., давно предопределила необходимость сформулировать и системно описать методологическое единство (универсалии) культурного бытия личности посредством изучения его ментальных структур. Попытка соотнести социальный и личностный, коллективный и индивидуальный планы, установить взаимосвязи между рациональным, эмоциональным и интуитивным, сознательным и бессознательным в человеческом опыте обнаружила актуальность вводимого понятия, обладающего содержательным универсализмом. Не случайно в короткий срок категория была освоена не только психологами, но и социологами, лингвистами, этнографами, политологами и историками.

Феномен менталитета возможно интерпретировать как в проблемном контексте отдельных областей гуманитарного знания, так и с позиций обобщенного культурологического анализа. Это связано с самой ситуацией исследовательского открытия феномена, первоначально рассматривавшегося в социальном, историческом, психологическом и т.д. ключе, а затем ставшего предметом междисциплинарного изучения. С целью наиболее полной характеристики категории необходимо обратиться к разнообразию исследовательских позиций по вопросу, бытующих в современной гуманитарной практике.

Первоначальный интерес к феномену менталитета был проявлен в области психологии. Активная разработка проблемы базировалась на изучении природы познания и механизмов рефлексии, направленной на те или иные реалии окружающего мира.

С психологической точки зрения, менталитет выступает формой мышления, присущей человеку или группе людей и, следовательно, может быть охарактеризован посредством таких понятий, как «ум», «образ мыслей», «характер размышлений», «мыслительные способности» (отражающих, прежде всего, качества умственной деятельности индивидуального или коллективного субъекта). Не случайно в психологической интерпретации подчеркивается, что менталитет − это в первую очередь специфическая характеристика психической жизни. Данный подход позволяет выявить особенности ментальных структур индивида, раскрываемых на чувственно-эмоциональном уровне в ощущениях, восприятии и представлениях, на рациональном − в вырабатываемых понятиях, суждениях и умозаключениях.

Психологическая трактовка менталитета восходит к психоаналитическим теориям рубежа XIX−ХХ вв. и основывается на результатах исследований в области экспериментальной психологии. Ее фундаментом небезосновательно следует считать учение З. Фрейда, содержащее ряд положений о динамической структуре человеческой психики (сознание − предсознание − бессознательное), функциональной взаимосвязи ее пластов и осуществляемом психосимволическом механизме (бесконфликтной трансформации, или сублимации бессознательного в содержание сознания).

Характеризуя явление, психологи отмечают, что менталитет «раскрывается через систему взглядов, оценок, норм и умонастроений, основывающихся на имеющихся в данном обществе знаниях и верованиях» и задает «вместе с доминирующими потребностями и архетипами коллективного бессознательного иерархию ценностей, а значит, и характерные для представителей данной общности убеждения, идеалы, склонности, интересы и другие социальные установки, отличающие указанные общности от других»1. Данное утверждение обнаруживает взаимосвязь ментального опыта отдельной личности с ментальным пространством социума, в рамках которого она формируется. Следовательно, будучи «субъективной картиной мира» (Б.А. Душков), менталитет в то же время отражает социогенетические истоки индивидуального сознания, характер и особенности испытываемых социальных воздействий, вследствие чего и приобретает свою неповторимость.

С точки зрения психологов, проблема соотношения индивидуально-психического и социально обусловленного в ментальных структурах неизбежно ставит исследователя перед необходимостью описать те матрицы коллективного опыта, которые трансформировались в имманентное субъективное содержание. С этой целью в научную практику широко внедряется понятие архетипа, характеризующее психически наследуемые в коллективном бессознательном матрицы, формирующие структуру и вид сознательного (концепция К.-Г. Юнга). Приведем весьма показательное определение менталитета, в котором сущность и природа явления описывается в указанном контексте: менталитет − это «сложная многоуровневая и многомерная система образов и представлений архетипов сознания (выделено мною. – Н.Ю.), обнаруживающихся в видах жизнедеятельности личности, социумов и детерминируемых этноестественно-историческими процессами»2.

Следует отметить, что изучение архетипа как основной структурной единицы менталитета открывает принципиально новые возможности исследования и выводит рассматриваемую проблему за пределы узкого психологического (психоаналитического) содержания. Описание архетипов трансформируется в процесс систематизации и схематизации объективного и трансперсонального (культурного) опыта субъекта, выявления типического в его духовном мире, а также механизмов экстериоризации имманентных психических содержаний в образы культуры. В результате складываются предпосылки для фундаментального культурологического исследования вопроса.

Обобщением опыта психологической интерпретации понятия можно считать разработку И.Г. Дубова, в которой представлены следующие определения менталитета:

1. менталитет − это «некая интегральная характеристика людей, живущих в конкретной культуре, которая позволяет описать своеобразие видения этими людьми окружающего мира и объяснить специфику их реагирования на него»;

2. менталитет – это «особый психологический уклад общества, влияющий на исторические и социальные процессы»;

3. менталитет – это «характерная для конкретной культуры (субкультуры) специфика психической жизни представляющих данную культуру (субкультуру) людей, детерминированная экономическими и политическими условиями жизни в историческом аспекте»3;

4. менталитет − это характеристика человеческой общности, базирующаяся на основе специфических представлений об окружающем мире, а также иерархии ценностей, включающей верования, знания, архетипы бессознательного и образ доминирующих потребностей.

Резюмируя психологический подход к явлению, следует отметить: при описании понятия «менталитет» в локальном, узко специальном контексте уже возникает потребность его рассмотрения по отношению к целому комплексу обще гуманитарных проблем, в том числе, по отношению к вопросу взаимодействия личного и общественного мировоззрения. Следовательно, правомерным представляется опыт изучения менталитета как социально-исторического феномена.

С социально-исторической точки зрения менталитет − подвижная и формирующаяся под воздействием многих внешних факторов мировоззренческая модель, неизбежно сменяющаяся другой, обусловленной новыми социокультурными (общественно-историческими) условиями. Традиция рассмотрения менталитета как специфической формы мышления, генетически зависимой от содержания исторического процесса и специфики общественного сознания, восходит к социологическим теориям Э. Дюркгейма, М. Блока, Ф. Броделя, Ж. Ле Гоффа, Ж. Дюби, Л. Февра. В указанном контексте менталитет − «образ мира, который заложен культурой в сознании людей данного общества и преобразуется ими спонтанно, по большей части вне контроля их «дневного сознания»4. Нельзя не заметить, что данная трактовка сближает категорию «менталитет» с понятием «ментальность», являющуюся производной от нее и означающую способность психики индивида хранить в себе те или иные данные, структуры и т.д., обуславливающие принадлежность к определенному социуму, или историческому времени. Таким образом, содержание понятия указывает на признак и состояние мыслящего человека, характерные для индивида (коллектива) в определенный культурно-исторический период.

Несмотря на некоторое ограничение содержательного поля категории, именно социально-историческая концепция менталитета позволяет обратиться к изучению взаимосвязей между ментальными системами индивида и социума (общества, нации, этноса), выявить ментиструктуры конкретного историко-культурного пространства. Здесь исследователь получает возможность рассмотреть, как «в процессе движения индивидуума в социуме происходит превращение психических процессов в ментальные образы личности»5.

При характеристике социогенезиса менталитета обнаруживается значение социальной коммуникации (форм общения и совместной деятельности людей), одобренных социумом норм поведения, общественно значимых критериев, оценок, суждений, кристаллизуемых в форме коллективных представлений и стереотипов коллективного сознания. Как следствие, категория рассматривается в тесной взаимосвязи с понятиями «коллективные представления» и «концепт» (Э. Дюркгейм).

Коллективные представления являются продуктом обширной социальной кооперации, развиваемой не только в пространстве, но и во времени: для их создания «множество различных умов сравнивали между собой, сближали и соединяли свои идеи и свои чувства, и длинные ряды поколений накопляли свой опыт и свои знания. Поэтому в них как бы сконцентрировалась весьма своеобразная умственная жизнь, бесконечно более богатая и более сложная, чем умственная жизнь индивида»6.

Категория «концепт» дополняет понятие «коллективных представлений» и характеризует устойчивые общезначимые понятия и идеи, вырабатываемые коллективным умом и отражающие содержание коллективных представлений в сознании индивида. «Концепт − это как бы сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека … с другой стороны, концепт − это то, посредством чего человек − рядовой, обычный человек, не «творец культурных ценностей» − сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее»7. По мысли Ю.С. Степанова, наличие «символических проводников», или концептов служит важнейшим фактором сохранения коллективного единства, связи многих индивидов друг с другом.

Показательно, что в социально-исторической теории концепт существует в ментальном мире индивида (коллектива) не в виде четких понятий, но как «пучок» представлений, знаний, ассоциаций, переживаний, сопровождающих определенные образы культуры. Как следствие, концепт также может рассматриваться как ментальная единица, включенная, с одной стороны, в мыслительные категоризации, ментиструктуры индивидуального (коллективного) сознания, с другой, − в структуры общения (социальной коммуникации, деятельности, поведения и т.д.).

В целом понятия о коллективном сознании (коллективных представлениях и концептах) как особом социальном явлении, не сводимом ни к индивидуальному сознанию, ни к сумме индивидуальных сознаний, введенные Э. Дюркгеймом, значительно трансформируют содержание категории «менталитет». В его характеристике начинает доминировать социально-интеграционный аспект, а структура феномена исследуется по отношению к проблеме ментальных концептов и коллективного сознания («дологического» как ментальной «первомодели» и «логического» − базисных элементов менталитета).

В тесной взаимосвязи с социально-историческим подходом находится этнологическая концепция категории «менталитет». При изучении проблемы этнонационального самоопределения исследователи обращаются к анализу глубинных структур национального сознания и, следовательно, решают вопрос о сущности и структуре менталитета этноса (нации). Комплекс данных проблем рассматривается в трудах Ю.В. Бромлея, Л.Н. Гумилева, Б.А. Душкова, С.В. Лурье, З. В. Сикевича, Т. Г. Стефаненко и др.

С этнологической точки зрения, менталитет − это целостный комплекс социобиологических проявлений человека и этногруппы, обусловленный следующими этническими особенностями:

− этнобиогенетическими процессами формирования образов и представлений о территории, занимаемой этносом, расе, к которой он принадлежит, экологических условиях и т.д.;

− этнопсихологией;

− процессами социальной активности этноса.

Этнопсихология как важнейший фактор формирования менталитета представляет совокупность психических способов восприятия, специфических переживаний и действий, реализуемых в психической деятельности этноса и этническом сознании. Обязательным условием ментального самоопределения нации можно считать наличие знаковой опосредованной деятельности, формирование национальной образности и представлений, воспроизводимых в системе верований, религии, мифологии, языка и, шире, культуры. Детерминантой единого ментального развития индивида и общности служит социальная активность этноса − действия, направленные на адаптацию во внешней (эколого-географической и этнокультурной) среде.

Данная концепция менталитета перекликается с теорией Г. Девере, рассмотревшего феномен «этнической картины мира». Согласно Г. Девере, вводимое понятие («этническая картина мира») выявляет структурную целостность представлений о бытии, присущих членам определенного этноса8. Этническая картина мира обнаруживает себя через поступки людей, а также через их объяснения этих поступков, выражается в реалиях культуры (например, в области философии, литературы, мифологии, идеологии и т. п.), однако осознается лишь частично и фрагментарно. Это позволяет воспринимать понятие «этническая картина мира» как своеобразный аналог категории «менталитет».

В ходе этнологического анализа феномена большое внимание уделяется изучению эколого-географических и этнопсихологических условий его формирования. Так, Б.А. Душков отмечает, что выявление ментальных структур этноса подразумевает исследование закономерностей этноестественно-исторического процесса адаптации – сохранения энергии, тяготения, подобия, периодичности, инерции, приспособления и т.д.9. Адаптивные механизмы как фактор ментального обособления этноса рассматривается Л.Н. Гумилевым. Давая простейшее определение этноса: «коллектив особей, противопоставляющих себя всем прочим коллективам и имеющий оригинальную внутреннюю структуру (выделено мною – Н.Ю.10, ученый подчеркивает, что его «психический склад» обусловлен проявляемой им пластичностью, т.е. способностью к необходимым «реакциям» на определенные ситуации (условия) и особой направленностью на них.

Приспособление к конкретной эколого-географической и этнокультурной среде служит возникновению особых механизмов сохранения этнической целостности − стереотипов поведения, путем «сигнальной наследственности» (Л.Н. Гумилев) передаваемых от поколения к поколению в рамках этнического сообщества. Таким образом, ментальный «коллективизм», обуславливающий индивидуальные реакции личности на окружающий мир и внешние воздействия, базируется на системе принципов, привычек, способов, форм и норм жизнедеятельности, укоренившихся в недрах национальной культуры в качестве поведенческих стереотипов и традиций.

Понятие национальной (культурной) традиции, вводимое для описания системы связей, устанавливаемых между прошлыми и настоящими поколениями этноса, характеризует менталитет как адаптивно-регулирующий механизм культуры. В данном случае этнологи подчеркивают функциональность ментальных структур, ориентированных на отбор и сохранение, стабилизацию культурного опыта, накапливаемого этносом в ходе естественно-исторической адаптации. Не случайно выработка традиций связана со стеореотипизацией опытного мира социума: он фиксируется в иерархии стереотипов поведения (от архаических до современных), мировосприятия (научных, художественных, мифологических и др.), норм и т.д. Таким образом, национальная (культурная) традиция – это выраженная в социально организованных стереотипах коллективная память, активно, длительно и многократно аккумулируемая, передаваемая и воспроизводимая в ментальном пространстве-времени этноса.

Наиболее устойчивыми ментальными образованиями можно считать этнические (этнокультурные) архетипы. Спонтанно действуя в культуре, они сохраняют и репрезентируют коллективный опыт этноса, обеспечивая целостность его культурного универсума. Этнические архетипы − константы национальной духовности, определяющие основополагающие свойства этноса (особенности мировоззрения, характера, исторической судьбы, художественного творчества и т.д.). Содержание этнокультурных архетипов непосредственно влияет на содержание национального (этнического) менталитета.

Наличие традиций, иерархии стереотипов и архетипов выступает своеобразным гарантом ненарушимости (стабильности) менталитета этноса − его уникальности, самотождественности (идентичности), самоосознанности. В контексте исследования данное положение представляется наиболее ценным: ведь в данном случае понятие «менталитет» выступает специфической характеристикой духовной жизни обособленной социокультурной общности, служащей гарантом самоидентификации для ее членов.

В целом этнологическая концепция менталитета базируется на изучении его адаптивно-регулирующей системы, совокупности опытных структур, складывающихся под влиянием конкретных естественно-исторических условий.

Анализ психологической, социально-исторической и этнологической исследовательских позиций выявляет разность точек зрения на категорию «менталитет». В каждой из перечисленных концепций рассматривается одна из граней явления. Психологический подход предполагает изучение проблемы психической структуры менталитета, механизмов взаимосвязи имманентных психических содержаний и содержаний культуры. Для социологов и историков актуальна проблема соотношения личностного и социального, индивидуального и коллективного (архетипического, коллективных представлений, концептов). В этнологической концепции существенное значение имеет проблема социобиологического комплекса менталитета, исследуемого в контексте этнокультурной истории (этнобиогенетические процессы, формирование этнопсихологии и др.). Представленные концепции отличны как исследовательскими подходами, так и содержательными аспектами. Подобная аналитическая ситуация свидетельствует как о том, что менталитет − структурно сложное, но цельное по природе явлениетак и о том, что для его изучения недостаточно опираться на узко специальную методологию. Таким образом, возникает необходимость рассмотреть философскую и культурологическую проблематикувопроса, синтезировав различные точки зрения на проблему менталитета.

Первая попытка системно-целостного анализа феномена предпринимается в области философии. С философской точки зрения менталитет − это явление, в сущности и структуре которого одновременно раскрываются специфика индивидуального и общественного сознания, механизмы и содержание познавательных процессов, особенности мировосприятия человека и природа поведенческих стереотипов, реализующихся в мире культуры. Данный подход формируется в исследованиях по проблеме природы и специфике сознания (В.И. Авдеева, А.С. Богомолова, И.А. Бесковой, В.Ж, Келле, В.Е. Кемерова, Ю.А. Кимелева, П. Козловски, М.М. Мамардашвили, Э.С. Маркаряна, Б.В. Маркова, П.С. Гуревича и др.) и ориентирован на воссоздание всеобъемлющего образа менталитета как важнейшей характеристики личности, в которой органически сплавлены ценностные установки, переживания, оценки, модели понимания и интенции человека культуры.

В области культурологииформируется понятие менталитета как совокупности умственных привычек, верований, психических установок, характерных для какой-либо общности людей или группы. Здесь сущность категории характеризуется с позиций внутренней целостности явления, обладающего сложной структурой и потому требующего всестороннего системного анализа. В культурфилософском контексте менталитет предстает многозначным феноменом, при изучении которого исследователь сталкивается с необходимостью учитывать самые различные формы культурного опыта (самовыражения) индивида или социума: психические, этнонациональные, культурно-исторические, экологические, социально-политические и т.д. Лишь посредством их соотнесения складывается системное представление об изучаемом явлении.

Именно в рамках культурологического исследования становится возможным наиболее полное описание факторов, влияющих на формирование менталитета. Будучи целостной характеристикой духовной жизни личности (коллектива), менталитет зависит от множественности внешних по отношению к нему явлений, процессов, реалий, трансформирующихся в ценностные элементы (координаты) психоментального мира.

С культурантропологической позиции менталитет структурируется под воздействием природных, общекультурных и индивидуальных (личностных) факторов. Подприродными факторами понимается географическая (территориальная) среда обитания человека, а также его расово-этническая принадлежность. В качествеобщекультурных факторов выступает совокупность элементов культурного опыта индивида или общности, в основе которой − формы социального взаимодействия, типы жизнедеятельности, мировоззренческие модели, системы религиозно-философских представлений и др. К индивидуальным факторам относят

– эмоционально-психологические (бессознательные), неподдающиеся осмыслению, неявные установки, автоматизмы и навыки сознания,

– рациональные (сознательные), отражающие опыт научного, философского, идеологического осмысления действительности.

В то же время возможно более дифференцированное представление о структуре менталитета. В данном случае в качестве основного критерия для определения системообразующих факторов могут быть избраны пространственно-временные и содержательные характеристики культуры, в координатах которой формируется ментальная целостность. Таким образом, содержание менталитета рассматривается с учетом целого ряда культурных реалий − этнонациональных, эколого-географических, геополитических, социальных, экономических, духовно-нравственных, исторических, личностно-психологических (антропологических) и др., воспринимающихся в контексте причинно-следственных отношений.

Культурфилософский анализ понятия менталитета и его системообразующих факторов позволяет сделать вывод: в недрах менталитета переплавлены все формы человеческой жизнедеятельности.

Сущность и структура менталитета характеризуется сложностью и многозначностью.В то же время природа явления синкретична и отличается целостностью. Различные опытные элементы в структуре менталитета группируются вокруг одного качественного ядра. Менталитет обуславливает предрасположенность личности (общности) определенным образом чувствовать и воспринимать мир, мыслить и действовать в нем, предпочитать (отвергать) те или иные культурные ценности, коды и т.д. Отсюдаменталитет выступает основой целостного образа жизни, детерминируя (осознанно и неосознанно) всю линию жизнедеятельности человека (социальной группы, нации), является своеобразным механизмом, определяющим характер долговременных форм поведения и мнений человека в рамках той или иной общности.

Все сказанное позволяет сформулировать авторское определение категории: менталитет − это интегральная характеристикадуховной жизни индивида (социума), выражающаяся через сложную совокупность глубинных, главным образом, невербализуемых, нерефлексированных интеллектуальных установок (познавательных стереотипов, стереотипов мнений, суждений, оценок…) и долговременных поведенческих архетипов (стереотипов действия − традиций, привычек и т.д.), реализуемых в пространстве-времени культуры.

Категория «менталитет», широко применяемая в специальных областях психологии, социологии, истории, этнологии и других гуманитарных дисциплин, обладает значительными содержательными потенциалами. Как следствие, понятие менталитета может быть использовано в качестве базового при исследовании и описании обширного круга проблем.

1. Посредством понятия характеризуется специфика психической жизни индивида (общности), а также механизмы экстериоризации имманентных психических содержаний в образы культуры (психосимволические трансформации субъективного и объективного − трансперсонального, или культурного − содержаний друг в друга).

2. В понятие включаются элементы мировоззренческого характера, отражающие отношение человека или групп людей разной степени общности к естественным и общественным явлениям. В результате возникают предпосылки для исследования взаимосвязи личностного и коллективного планов культурного бытия с точки зрения ментальных структур.

3. Исследование менталитета субъекта (индивида или коллектива) позволяет выявить архетипы и невербализуемые концепты (коллективные представления), поведенческие, мировоззренческие, нормативные и пр. стереотипы, традиционные элементы, реализуемые в социальной практике в качестве фундаментальных установок культуры.

4. Реконструкция той или иной ментальной целостности подразумевает изучение широкого круга системообразующих факторов, в роли которых выступает все многообразие культурных реалий (этнонациональных, эколого-географических, геополитических, социальных, экономических, духовно-нравственных, исторических, личностно-психологических, антропологических и др.). Таким образом, категория приобретает культурфилософское значение.

5. В силу выявленной многозначности содержания, понятие «менталитет» может использоваться в качестве универсальной характеристики духовной жизни как отдельного индивида, так и любой обособленной социокультурной общности, поскольку отражает психоментальные структуры самоидентификации личности и социума. Категория становится актуальной в изучении целостного комплекса социобиологических проявлений различных групп (сообществ) − сословных, классовых, национальных (этнических), региональных. Это позволяет ввести в исследовательскую практику целый ряд производных понятий, в том числе: национальный менталитет, этнический менталитет, региональный менталитет, составляющих на данный момент актуальные вопросы проблемного поля культурологии как интегративной области гуманитарного знания.


Примечания

1 Дубов И.Г. Феномен менталитета: Психологический анализ // Вопросы психологии. – 1993. – №5. – С. 21.

2 Душков Б.А. Психосоциология менталитета и нооменталитета: учеб. пособие для вуза. – Екатеринбург: Деловая книга, 2002. – С. 16.

3 Дубов И.Г. Указ. соч. – С. 20–21.

4 Цит. по: Пушкарев Л.Н. Что такое менталитет? // Отечественная история. – 1995. – №3. – С. 162.

5 Душков Б.А. Указ. соч. – С. 23.

6 Дюркгейм Э. Социология и познание // Хрестоматия по истории психологии / Под ред. П.Я. Гальперина, А.Н. Ждана. – М.: Изд-во МГУ, 1980. – С. 218–219.

7 Степанов Ю. С. Константы: Словарь русской культуры.– М.: Акад. проект, 2001. – С. 43.

Devereux J. Basic Problem of Ethnopsichiatry. – Chicago; London, 1980. – P. 6.

9 Душков Б.А. Указ. соч.

10 Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера земли. – М: Айрис-Пресс, 2001. – С. 58.



* © Культурологические исследования в Сибири. – 2008. – №1(23). – С. 40–47.

Вернуться к содержанию >>>

    

© Сибирский филиал Института наследия. Омск, 2014–2016
Создание и сопровождение: Центр Интернет ИМИТ ОмГУ