Культурное наследие Сибири Электронное
научное
издание
Карта сайта
Поиск по сайту

Рейтинг@Mail.ru

О журнале | Номера журнала | Правила оформления статей




Ю.Р. Горелова

ОБЛИК ГОРОДА ОМСКА ВОЕННЫХ И ПОСЛЕВОЕННЫХ ЛЕТ


В годы Великой Отечественной войны Омск был тыловым городом. Он не пострадал от бомбежек и обстрелов, напротив, в некотором смысле культурно обогатился, сюда были перенесены не только заводы, но и некоторые культурные учреждения. Следует отметить, что эвакуация в Омск промышленных предприятий на многие годы предопределила структуру народного хозяйства области, ведущее положение в которой заняли металлообрабатывающие и машиностроительные предприятия (оттеснившие предприятия пищевой промышленности).

Еще осенью 1941 г. в Омск стали прибывать с Запада эшелоны крупных промышленных предприятий. Большинство рабочих эвакуированных предприятий прибыло в Омск со своими семьями. Их временно расселили в близлежащих кварталах у местных жителей. Срочно проектировались и строились поселки домов барачного типа.

Омский авиационный завод № 166 (впоследствии ПО «Полет») был создан на базе эвакуированных московских авиационных заводов № 81, 156, завода, работающего под руководством А.Н.Туполева, а так же завода № 288. Эти заводы разместились в шести корпусах нового завода. К началу зимних холодов 1941 г. построили около 30-ти бараков, всего в 1941−1943 гг. было построено 154 барака. Завод сразу же стал выпускать высотные бомбардировщики и начал освоение скоростного пикирующего бомбардировщика А.Н. Туполева ТУ-2. С конца 1942 г. завод стал выпускать ЯК-7 и ЯК-9.

Одно из крупнейших предприятий города – завод транспортного машиностроения им. Октябрьской революции – также начинал свою деятельность в 1941 г. Завод создали на базе паровозовагоноремонтного завода с оборудованием танкового завода им. Ворошилова из г. Чкалова. К концу весны 1942 г. завод уже имел 32 цеха, 21 отдел. В конце мая 1942 г. первые боевые машины отправили на фронт.

В августе 1941 г. из Запорожья начали прибывать первые эшелоны с оборудованием и людьми эвакуированного авиационного завода им. Баранова. Всего прибыло 1056 вагонов с оборудованием, 11178 человек. Строительство и монтаж первой очереди, что в мирное время занимало бы 6–7 месяцев, были проведены за 21 день. К концу октября собраны первые двигатели.

Завод им. Козицкого был эвакуирован в Омск из Ленинграда. Первый эшелон с оборудованием прибыл в сентябре 1941 г. В октябре 1941 г. прибыл Краснодарский завод измерительных приборов, а так же Киевский завод электроточприбор, которые вместе положили начало заводу Омскэлектроточприбор. В начале 1942 г. было завершено строительство кордной фабрики, шинного завода. В 1943 г. вступила в строй ТЭЦ-2. В годы войны была сдана в эксплуатацию первая очередь Омского сажевого завода. Омская суконная фабрика перестроилась на выпуск шинельного сукна, овчинно-шубный завод перестроился на выпуск полушубков1.

В годы войны на восточной окраине Омска вырос новый индустриальный Октябрьский район. Всего в Омск было переведено 65 фабрик и заводов, разместившихся в основном на площадях профильных предприятий, 5 строительных трестов из Москвы и Украины, 2 театра, детские дома, интернаты, госпитали и др. Позже крупными промышленными предприятиями Омска, составляющими градообразующую базу, стали оборонный завод Октябрьской революции, шинный завод, завод им. А.С. Попова, завод им. П.И. Баранова, завод им. Козицкого, «Электроточприбор», «Полет», Агрегатный завод, завод сельскохозяйственных машин «Омскгидропривод» и др.

Заводские корпуса «обрастали» клубами, жилыми домами − одноэтажными домиками на пустырях. Укоренение эвакуированных предприятий и строительство рабочих поселков при них существенно изменили облик города. Летом 1942 г. на ул. 10-я линия, ныне улице Богдана Хмельницкого, по типовому проекту был построен первый двухэтажный кирпичный дом.

За годы войны в Омск было доставлено более 150000 больных и раненых. Омск принял 110 промышленных предприятий. В Омске сумели принять 20 эвакуированных госпиталей, отдавая под них школы, техникумы, медицинские училища, интернаты, гостиницы, городские больницы.

В 1941 году на месте Мариупольских землянок по ул. Маркса начали возводить капитальный жилой квартал (Д.С. Бутырин, П.С. Голенко). Однако успели построить только одно двухэтажное здание и территорию отвели под завод «Электроточприбор». Здание впоследствии стало одним из корпусов завода, а окончательно оно было достроено в 1960-е гг. По решению Совета министров СССР «Об улучшении городского хозяйства и культурно-бытового обслуживания Омской области» от 11 февраля 1944 г. активизировалось благоустройство восточного района города. В этот период капитальное строительство велось преимущественно именно в этой части Омска.

В годы войны в Омск были эвакуированы работники культуры и образования из столичных городов Москвы и Ленинграда вместе с семьями. Интересным в этой связи представляется изучение их восприятия такого провинциального города как Омск. Приятно отметить, что многие из них, понимая провинциальность Омска, все же отмечали наличие в нем особой атмосферы и своеобразия облика. Так, например, жительница Ленинграда И. Пруссакова, жившая в Омске с ноября 1941 по август 1944 года, отмечает, что «Омск военной поры… являл собой образец российского провинциального города. Нынче город в глубинке – это просто бедный город, тогда дела обстояли иначе. Город имел свое лицо…»2. Особенно И. Пруссаковой нравилось здание медицинского института. «Голубое с белым здание в ложноклассическом стиле, занимающее четыре квартала – по одному на каждый флигель, мне импонировало: оно напоминало знакомую ленинградскую архитектуру, было "такое как надо", не то, что бревенчатые избенки по обе стороны школы…»3.

Улицу Ленина юная лениградка сравнивает с Невским, отмечая, что сами омичи называют ее Любинским проспектом. «В те годы было довольно трудно заметить, что ул. Ленина – торговая. Там ничем не торговали, и магазины стояли с пустыми витринами, закрытые и молчаливые… транспорта тоже не было, редко-редко проползет грузовик, чихая и взрываясь разведенным бензином … трамвай ходил раз в два часа где-то вдали, да и был практически недоступен. И все-таки она было главная, прямо переходящая в деревянный мост, под которым колыхалась вода. А на углу перед мостом помещался один из двух действующих в городе кинотеатров»4.

Воспоминания об Омске военных лет отражают различие между величием Центра с его масштабными каменными общественными зданиями и преимущественно деревянной застройкой жилых кварталов. На фоне деревянной застройки здание НКВД, облицованное красным гранитом, казалось «самым богатым дворцом в городе». При этом центр кончался «вдруг», «пустое снежное поле лежало между улицей и школой, а за ним бревенчатые домики, заборы, калитки, ставни на низких окнах и железные шкворни поперек ставен…»5.

Воспоминания омичей отразили тот факт, что в годы войны строилось много домов барачного типа. «Жили в бараках, деревянных одноэтажных домах с длинными коридорами. В комнатах по 5–6 человек спали на деревянных нарах в одежде. Была кирпичная печка с трубой… После войны здесь понастроили 2-этажных домов, тогда были частные деревянные и бараки… Потом переехала в Саманный поселок (на 23-й Рабочей). Там было 7−8 бараков и страшная свалка. Был еще Саманный поселок на пять бараков на 28-й Рабочей»6.

Естественно, что качественных строительных материалов не хватало и часто жилье возводилось в прямом смысле из подручных средств. Омич, приехавший в Омск в годы войны, вспоминает, что дом, где их поселили, «был деревянный, построен из вагонных щитов, полость меж которых засыпали шлаком … дома строили из любого подручного материала, особенно после войны. Например, ящики разбирали на доски и из них делали… В годы войны омичи порой топили печку кирпичами, пропитанными в керосине »7.

В воспоминаниях военных лет отмечается наличие в городской черте многочисленных огородов. «Частные дома заканчивались на 19-й Рабочей, а дальше в сторону Московки (где сейчас поселок «Южный») было поле, там картошку садили»8.

Пенсионерка Р.С. Агафонова вспоминает: «Я хорошо помню город моего детства – деревянный и пыльный, город моей юности. С эвакуированными заводами, без электричества и посаженным повсюду картофелем…»9.

Воспоминания часто фиксируют и размеры Омска довоенных и послевоенных лет. Та же омичка отмечает, что «город был другой. Был Сибзавод, а дальше за ним пустырь»10. Омич, приехавший в Омск в 1941 г., также отмечает, что Старозагородная роща была окраиной города… Поселок старая Московка был сплошным болотом и лесом. Так же там было пороховое поле…»11. Еще одна омичка, вспоминая о размерах города, сообщает, что «город был совсем маленький, Старозагородная роща – это уже край»12.

К 1946 г. Омск стал крупным центром сибирского машиностроения. Другие отрасли, особенно пищевая, отстали в развитии. Заводы и фабрики перестраивались на работу в условиях мирного времени. Тем не менее, воспоминания жителей свидетельствуют о том, что в послевоенные годы многие городские жители продолжали кормиться с реки и огородов. Так по воспоминаниям одной омички, «жилось после войны нелегко … лодки были только у небедных людей, моторка вообще была роскошь. На Иртыше рыбы было много … мы с отцом рыбачили, утром мама несла свежую рыбу на рынок. Огород у нас был большой…»13. Таким образом, полугородской тип жизни был характерен для значительной части жителей Омска.

Восприятие города омичами зависело от района проживания. Некоторые районы города по образу жизни напоминали сельские поселения. Одна из омичек вспоминает, что в 1958 г. они жили на Учхозе: «Там красиво было … березовые рощи, цветы были в этих рощах! Даже грибы росли … были огородики внизу на Омке. Заборов никаких не было… Все жили как раз под деревню. На учхозе все друг друга знали … там мне нравилось то, что там как отдельное государство. Люди все друг друга знали, зелено было, красиво… Омск всегда был, как говорится, "Город зелёный, город-сад"»14. Пенсионерка Галина Прокопьевна, вспоминая об Омске второй половины 1950-х гг., отмечает, что «город выглядел как деревня, особенно на окраинах»15.

В 1948 г. началась разработка очередного генерального плана развития города. Этот план разрабатывался Московским институтом «Гипрогор». Авторами проекта были архитекторы Л. Вавакин, К. Чернокозов, Д. Левктадзе. Основной композиционной особенностью первого варианта являлось активное использование местных природных факторов – рек Оми и Иртыша – как направляющих архитектурно-пространственные решения с учетом сохранения архитектурных памятников XVIII–XIXвв. Основными объектами внимания проектировщиков стали центр и северо-западный районы города. Разработкой детальной планировки застройки центра занималась мастерская № 9 «Гипрогора» (архитекторы К.Н. Созиашвили и Т.З. Вахвашвили). Застройку по ул. Масленникова проектировали архитектор Э.В. Пучкин и инженер Г.М. Вовк16.

Необходимо было обустраивать быт людей, но в стране только-только пережившей войну, средств, естественно, не хватало. Срочность строительства также не позволяла вести планомерную реконструкцию районов города, поэтому жилые массивы возникали там, где их удобней было возвести.Например, в юго-восточной части Омска, на пустыре у бывшего казачьего кладбища в 1948–1951 гг. был построен поселок из двух- и четырехэтажных домов для рабочих шинного завода (архитектор П.С. Голенко и инженер Д.С. Бутырин). Другой поселок этого же завода возник в 1947 г. восточнее промышленной площадки. По соседству с ним вырос поселок Кордной фабрики.

Воспоминания многих омичей сохранили тот факт, что в послевоенное время в сфере строительства активно использовался труд заключенных. Одна из жительниц Омска в своих воспоминаниях отмечает, что «корпуса сельхозовские зеки строили, Захламину тоже. Это то, что от Кристалла начинается…»17.

В послевоенные годы продолжилась застройка улицы Герцена (дома 45, 47, 49; архитектор П.С. Голенко). По ул. Красный Путь развернулось строительство кирпичных домов для городка Водников.

Была расширена была улица 10-я Линия, переименованная в 1957 г. в ул. Богдана Хмельницкого. В 1948 г. было принято решение установить ее ширину в 58 м на протяжении 2,6 км – от ул. 4-й Транспортной до ул. 20 лет РККА. В 1951 г. на отрезке длиной в 1 км, где ширина улицы достигала 100 м, был разбит бульвар. К началу 1950-х гг. на западной стороне улицы было построено более 40 однотипных домов, что привело к некоторой монотонности, хотя существовали все же небольшие отличия в отделке. Дома были однотипными, но не одинаковыми. В распоряжении архитекторов было четыре типовых проекта. Преимущественно постройки были 2-х этажными, но были и 3-х этажные дома. Некоторые достраивались до 4-х этажей. По мнению И.Л. Коновалова, однотипность была средством создания единого ансамбля.

В качестве компенсации, для обеспечения визуального разнообразия архитектурных форм, в 1950–1951 гг. на углу 10-й линии и улицы Маяковского были возведены четырехэтажные дома с башенными завершениями (архитектор А.В. Тарасов). По мнению современных искусствоведов, «архитектурный язык классики наиболее подходил для выражения идей стабильности, порядка и процветания современного государства»18. Действительно, дома отличали крупный масштаб и классическое оформление фасадов с делением на три яруса, «утяжеленным» нижним этажом, рустованными углами, пышно оформленными карнизами, арочными окнами, ордерными элементами (например, колоннами и полуколоннами).

Своеобразный ансамбль сложился на улице Богдана Хмельницкого в районе завода Баранова. В зеленой полосе бульвара было построено трехэтажное административное здание, перед зданием поставлен памятник В.И. Ленину. По другую сторону улицы в разрыве между жилыми домами в 1956 г. был встроен Дворец культуры (ДК завода П.И. Баранова, архитектор П.И. Круткин). В конце 1950-х гг. фасад улицы застраивался многоэтажными домами, в глубине кварталов – преимущественно двухэтажными.

Эта тенденция создания «парадных фасадов» улиц была характерна для утвердившегося в послевоенный период по всей стране стиля, который некоторые искусствоведы именуют сталинским ампиром, призванным подчеркнуть заслуги народа в победе, мощь и силу советского государства и советской армии. Главные магистрали застраивались как дороги триумфа, наиболее эффектно они воспринимались со стороны. Жилые дома создавались как объекты, форма которых должна претендовать на выражение духа эпохи, ее идей.

В послевоенный период активно начинает застраиваться южная часть города. К началу 1960-х гг. уже широко развернулось строительство многоэтажных благоустроенных домов в районе железнодорожной станции Московка. В 1940−1950-е гг. благоустраивался и Ленинский район города. Особенно активно многоэтажными каменными домами застраивалась улица Серова, где только в 1945 г. было возведено более десяти двух- и трехэтажных каменных домов, равномерно расставленных на протяжении километра от площади Серова до мясокомбината. Застройка этого участка улицы началась еще в довоенный период и продолжалась до 1960-х гг., так как до середины 1950-х гг. улица Серова была одной из главных улиц Омска.

Главная транспортная магистраль в послевоенный период шла по улицам Серова, Московской, Республики, Ленина и Красному пути. Еще в предвоенные годы было предложено соединить совпадающие по направлениям улицы К. Маркса и МОПРа. Для реализации этого проекта требовалось осуществить строительство моста через Омь. Новый мост, названный Комсомольским, был открыт в 1953 г. До строительства моста улицы Маркса и МОПРа не имели выхода к Оми. Кроме того, мост соединил две ветки омского трамвая, разорванные в связи с разрушением трамвайного моста в 1947 г. С постройкой моста активизировалась застройка ул. К. Маркса.

Активная застройка магистрали началась сооружением в 1951 г. жилого дома на углу К. Маркса и улицы Масленникова. Пятиэтажный с повышенной до шести этажей угловой частью, он завершался башенной надстройкой со шпилем (архитектор О.Е. Либготт, инженер В.Ф. Нудин). Дом удачно закрепил точку пересечения двух значимых магистралей города. Изначально задумывалось строительство еще одного подобного здания для создания архитектурной пропилеи, но проект не был реализован.

Начиная с этого времени, активно застраивается весь квартал между улицами К. Маркса, Масленникова, Республики и Маяковского. В 1953–1956 гг. на пр. К. Маркса появился жилой дом-«гигант» длиной 170 м в стиле сталинского (советского) ампира по проспекту К. Маркса, 10 (архитектор Е.А. Степанов).

Значительным событием 1950-х гг., способствовавших формированию единой линии от вокзала к центру города, стала прорезка улицы Лобкова, влившейся в проспект К. Маркса, что стало возможным благодаря срытию железнодорожной насыпи.

Обустройство территории привокзальной площади и реконструкцию здания ЖД вокзала также можно отнести к категории значимых изменений в облике города, что подтверждается воспоминаниями омичей. «Облик Омска менялся в лучшую сторону. Примерно с середины 50-х – я все это видел, поскольку учился поблизости – началась реконструкция ЖД вокзала и переустройство прилегающих к нему территорий. А в 1958 году появилось новое красивое здание ЖД вокзала – своего рода визитная карточка города… Перепланировке и расширению подверглись привокзальная площадь и улицы, идущие к центру. Была срыта насыпь ЖД тупика – она вклинивалась в жилые кварталы, снесли уродливые строения товарного двора. От здания вокзала убрали трамвайную линию, перенеся ее на боковые улицы»19.

Тот факт, что реконструкция облика самого здания вокзала и площади перед ним была крайне необходима Омску, находит подтверждение в негативных оценках прежнего облика вокзала, также отраженных в воспоминаниях гостей и будущих жителей, приезжавших в то время в Омск. Так, жительница Новосибирска, приехавшая в Омск, и сравнивающая Омск с городом своего детства, отмечает, что в сравнении с Новосибирском Омск явно проигрывал. «Первое что поразило – это грязь привокзальной площади, как в большом селе. Убогое здание железнодорожного вокзала. Это после Новосибирска-то!.. Город серый, приземистый, жутко неинтеллигентный. Новосибирск – огромная площадь: оперный театр, универмаги, рестораны, бюсты Жукова и Покрышкина. Омск – некультурный город»20.

В 1949−1955 гг. на площади Серова возник пятиэтажный жилой дом в стиле «сталинской неоклассики» (архитектор Е.А. Степанов). По мнению специалистов, масштабность постройки усиливали архитектурные детали фасадов: мощные сдвоенные колонны с пышными капителями, тяжелые многоярусные карнизы, балюстрада. От этажа к этажу оформление становилось пышнее, в том числе благодаря сложным архитектурным элементам, таким как, например, декоративные балконы, выполняющие исключительно функцию украшения. Современные искусствоведы такое стремление к украшательству и увлечению декоративным оформлением фасадов зданий объясняют тем, что «своими незыблемо торжественными формами архитектура словно пыталась как можно скорее стереть из памяти беды военного лихолетья и приблизить процветание страны»21.

Со строительством еще двух жилых домов жилой комплекс, организующий выход новой магистрали к бульвару Победы (бывшая площадь IIIИнтернационала), приобрел свою логическую завершенность. Так был создан парадный въезд в город по широкой асфальтированной улице с зеленой разделительной полосой.

В послевоенный период в связи с необходимостью реконструкции центра города возникало множество предложений и проектов по этому поводу. В частности, центр города намечался севернее улицы Ленина, между площадью Дзержинского и садом Пионеров. Эта идея вошла и в последующие проекты. Было предложено укрупнение кварталов, застроенных зданиями по типовым проектам при сохранении существовавшей каменной застройки.

Центральная часть Омска в послевоенные годы обогатилась рядом интересных зданий. Авторские работы рубежа 1940−1950 гг. были немногочисленны, но значимы: это проект жилого дома улучшенной планировки по ул. Орджоникидзе, 16 (1948 г., арх. П. Голенко, консультация проф. Д. Фридмана), городская офтальмологическая больница и др. В центре Омска по улице Спартаковской, 13 в 1953 г. был выстроен 3-х этажный жилой дом для специалистов в «ампирном» стиле, украшенный колоннадой.

В 1954 г. по улице Партизанской было построено здание Финансового техникума (архитектор А.И. Юмакаев), неподалеку от которого в 1957 г. были возведены здания педагогического института (архитектор А.И. Юмакаев и инженер Д.С. Бутырин) и здание Совета народного хозяйства (архитектор П.И. Круткин). Эти здания в стилевом отношении относятся к стилю сталинский (советский) ампир. Однако постановление 1956 г. об архитектурных излишествах определило тот факт, что в отличие от здания финансового техникума, здание Совнархоза не украшено лепным декором.

Яркой чертой образа Омска 1950-х, согласно воспоминаниям омичей, была значительная доля деревянной застройки. А. Поварницын вспоминает: «Город моего детства был одноэтажным, деревянным и мы немного гордились тем, что живем в почти единственном от Маяковского до Сибзавода пятиэтажном кирпичном доме. Правда, кинотеатра им. Маяковского пока еще не было, на его месте был сад им. Куйбышева…»22.

В 1957 г. было возведено здание двухзального кинотеатра им. В.В. Маяковского по типовому проекту. Образцом для омского кинотеатра послужил реализованный в 1949 г. проект кинотеатра «Ударник» в Сталинграде (архитектор С.И. Якшин). Стройное по пропорциям и силуэту, с крупной лоджией входного портика, оно удачно фиксировало начало двух крупных магистралей города – улиц Красный Путь и Орджоникидзе. В целом по стране по этому проекту было построено много зданий, однако омская реализация признается одной из лучших.

Интересно отметить, что в восприятии омичей того времени «… район Сибзавода считался рабочей окраиной и когда взрослые собирались в центр, говорили меж собой, что пошли в город. Так по традиции еще долго говорили и мы, хотя к 60-м годам город вырос примерно вдвое и район от кинотеатра Маяковского до городка Водников оказался чуть ли не центром»23.

Новые здания в конце 1950-х появились рядом с Драматическим театром: жилой дом (Ленина, 6, архитектор В.И. Пентман) и здание общежития. На улице Интернациональной был построен «выразительный по архитектуре» дом (архитекторы Г.М. Никифоров и Е.А. Степанов). По свидетельству архитектора-реставратора И.Л. Коновалова, согласно первоначальному замыслу дом должен был часть частью ансамбля (второй задумывался на углу Герцена).

Для улицы Герцена в 1949 г. был разработан проект застройки четырех кварталов от Центрального рынка, который в тот период находился на месте современного ТЦ «Омский», до Октябрьской улицы (архитектор А.В. Тарасов). Осуществление проекта началось с сооружения архитектурного комплекса, состоящего из трех домов (центральный – пятиэтажный, южный и северный – четырехэтажные). Центральная пятиэтажная часть чуть отодвинута вглубь от линии магистрали, боковые четырехэтажные – выполняли роль кулис. Три объема соединены арками, ведущими во дворы. В облике зданий присутствуют отдельные архитектурные элементы стилей классицизм и барокко. Тему изобилия и процветания вносит сложный характер линии кровли, гипсовые пояса с гирляндами плодов и цветочными розетками. В пышные лепные композиции, на первый взгляд традиционные, виртуозно вписаны и знаки советской эпохи – пятиконечные звезды, венки и корзины с колосьями. Обелиски, венки, ленты привносят в образ дома тему памяти. Левая часть жилого комплекса была возведена в 1958 г., и потому имеет упрощенное оформление фасадов26.

Улица Красный Путь приобрела в 1950-е гг. особое значение, превратившись в одну из основных городских магистралей. Естественно, что именно в этом районе производился основной объем строительства. Улица была заасфальтирована, озеленена и застроена капитальными кирпичными домами. С 1947 г. здесь стали возводить жилые дома для рабочих судоремонтного завода, что стало началом застройки городка Водников. Кроме одноэтажных домов, образовавших Дунайские улицы, были возведены и многоэтажные дома.

Характеризуя бытовые условия омичей послевоенных лет, А. Поварницын вспоминает, что в доме, где жила их семья, «вдоль длинного узкого коридора располагались одиннадцать комнат – там жили одиннадцать семей. Ванны не было, туалет на всех один, кухня тоже… В такой общаге жить было не легко: взрослые часто ссорились, случались и драки… все семьи, выставив табуретки, дружно и весело играли в лото, а женщины угощали всех чаем»32.

За военные и первые послевоенные годы Омск значительно расширил свои территории, преимущественно расширяясь в южном и юго-восточном направлениях. Качественных строительных материалов не хватало и часто жилье возводилось в прямом смысле из подручных средств. В послевоенные годы значительная часть омичей ютилась в бараках и коммунальных квартирах. Это касалось как территорий окраин, так и центра города. В массовой застройке жилых кварталов доминировали деревянные строения не выше двух этажей. В городской черте того времени существовали многочисленные огороды. Следует отметить, что, несмотря на все трудности послевоенного времени, для 1950-х гг. было характерно повышенное внимание к возведению объектов социокультурного назначения. В данный период строятся здания для Финансового техникума и педагогического института, здание кинотеатра им. В.В. Маяковского и др.


Примечания

Варнавский В. Время, судьбы, люди // Книга памяти. Т. 2 : Омск. А − Л. – Омск, 1995. − С. 13−17.

Пруссакова И. Как давно это было // История в лицах. Театральный Омск разных лет / ред.-сост. С.А. Нагнибеда. – Омск, 1995. − С. 6.

Там же. − С. 7.

Там же. − С. 8–9.

Там же. – С. 14.

Юнаковская А.А. Разговорная речь носителей массовой городской культуры( на материалах Омска: хрестоматия. − М., 2007. − С. 74.

Там же. – С. 75.

Там же.

Любимый, родной, дорогой // Вечерний Омск – 1997. – 2 августа. – С. 3.

10Юнаковская А.А. Указ. соч. − С. 75.

11 Там же. − С. 75−76.

12 Там же. − С. 78.

13 Там же. − С. 77.

14 Там же. – С. 80.

15 Жидченко А.В., Рыженко В.Г. История повседневной жизни омского городка нефтяников в 1950–1960-е гг. – Омск, 2013. – С. 46.

16 Линчевская Н.Г. Из истории омского градостроительства 1950-х гг. // Декабрьские диалоги : материалы научной конференции. – Вып.6. – Омск, 2004. – С. 168.

17 Юнаковская А.А. Указ. соч. − С. 83.

18 Черноок С.В. Дом на магистрали 1950-х гг. // Элитная недвижимость в Омске. – 2008. – № 6 (57). – С. 126.

19 Паршуков Н. Труд длиною в жизнь. – Омск, 1999. − С. 107.

20 Юнаковская А.А. Указ. соч. − С. 79.

21 Черноок С.В. Дом на магистрали… – С.127.

22 Поварницын А. Улица моего детства // Любимому городу к 290-летию. Статьи и очерки по истории. – Омск, 2006. − С. 103.

23 Там же. – С. 104.

24 Черноок С.В. Дворец культуры Моторостроительного завода им. П.И. Баранова // Элитная недвижимость в Омске. – 2008. − № 7 (58). – С. 131.

25 Там же. – С. 131–132.

26 Черноок С.В. Дом на магистрали… – С. 128.

27 Кочедамов В.И. Городок Нефтяников // Омск. Как рос и строился город / В.И. Кочедамов, Ю.Р. Горелова. – Омск, 2014. – С. 105.

28 Линчевская Н.Г. Из истории омского градостроительства 1950-х гг. // Декабрьские диалоги: материалы науч. конф. – Вып. 6. – Омск, 2004. – С. 168.

29 Жидченко А.В., Рыженко В.Г. История повседневной жизни… – С. 47.

30 Там же. – С. 104.

31 Паршуков Н. Указ. соч. − С. 106−107.

32 Поварницын А. Улица моего детства… − С. 103.

Вернуться к содержанию >>>


    

© Сибирский филиал Института наследия. Омск, 2014–2016
Создание и сопровождение: Центр Интернет ИМИТ ОмГУ